01.10.2011     Вооруженные конфликты

Война в Персидском заливе 1990-1991 гг. ("Буря в пустыне"). Часть 2

Размещение иракских дивизий в Кувейте и вдоль границы с Саудовской Аравией в конце сентября 1990 года

Размещение иракских дивизий в Кувейте и вдоль границы с Саудовской Аравией в конце сентября 1990 года

15 января 1991 года истек срок ультиматума Ираку, объявленного резолюцией ООН 678. Коалиция получила формальный повод для начала боевых действий, поскольку к этому времени иракские войска так и не покинули территорию Кувейта. Как было описано в первой части статьи, к этому времени воинские контингенты США и их союзников были полностью развернуты.

Последние переговоры перед началом боевых действий прошли 9 января в Женеве между госсекретарем США Джеймсом Бейкером и министром иностранных дел Ирака Тареком Азизом. Шестичасовые переговоры закончились заявлением Бейкера о том, что «он не видит признаков готовности Ирака пойти на уступки и подчиниться требованиям резолюций ООН». Интересно, что когда Т. Азиза спросили, будет ли Ирак атаковать Израиль в случае начала операции союзников, иракский министр иностранных дел ответил утвердительно. И это были не пустые слова: иракские ракетные атаки впоследствии попортили немало крови израильтянам…

К январю 1991 года группировка иракских войск занимала позиции на территории Ирака и Кувейта вдоль границы с Саудовской Аравией и на побережье (для противодействия возможной высадке морского десанта). Иракцами были сооружены укрепленные полосы, включавшие траншеи, укрытия для техники  и личного состава, оборонительные валы высотой до 12 м, проволочные заграждения, рвы с нефтью, минные поля (500 тыс. мин различного предназначения) и т.д. Укрепления вдоль саудовско-кувейтской границы были известны как «линия Саддама».

Командующий обьединенной группировкой МНС генерал Норман Шварцкопф

Командующий объединенной группировкой МНС генерал Норман Шварцкопф

Союзные войска на территории Саудовской Аравии под командованием генерала Н. Шварцкопфа вытянулись вдоль 500-километровой линии, уходящей в пустыню от берега Персидского залива. Левый (западный) фланг занимал XVIII-й воздушно-десантный корпус США в составе 82-й, 101-й воздушно-десантных дивизий, 24-й механизированной дивизии, 6-й французской легкой бронетанковой дивизии, 3-го кавалерийского полка, 12-й и 18-й авиационных бригад под командованием генерал-лейтенанта Гари Люка. Восточнее его находился VII-й корпус США в составе 1-й пехотной, 1-й кавалерийской, 1-й и 3-й бронетанковых дивизий США, 1-й британской бронетанковой дивзии, 2-го кавалерийского полка и 11-й авиационной бригады США под командованием генерал-лейтенанта Фредерика Франкса. Эти два соединения занимали 2/3 протяженности линии фронта. Оставшуюся (восточную) треть делили между собой три соединения. На правом фланге VII-го корпуса занимала позиции Северная группа объединенных арабских войск под командованием принца Халеда бин Султана. Восточнее находился 1-й экспедиционный корпус Морской пехоты США в составе 1-й и 2-й дивизий морской пехоты, 1-й («Тигриной») бригады, а также 2-й бронетанковой дивизии под комадованием генерал-лейтенанта Уолтера Боммера. Крайний восточный фланг, у побережья Персидского залива занимала Восточная группа объединенных арабских войск, которая также подчинялась Халеду бин Султану.

Учитывая численное превосходство Ирака в танках (пусть даже устаревших), командование союзников не решилось сразу начинать наземное наступление. Характерной чертой операции «Буря в пустыне» стала длительная «бесконтактная» фаза войны. Если в крупных военных операциях Второй мировой войны артиллерийская и авиационная подготовка занимали несколько десятков минут, то в данной операции воздушная кампания длилась 39 дней. Она началась 17 января, и продолжалась до 24 февраля 1991 года, когда было начато наземное наступление сил коалиции.

 

БЕСКОНТАКТНАЯ ВОЙНА

Небо во время ночного авианалета

Небо во время ночного авианалета

Исходя из концепции современной высокотехнологичной войны, основными задачами бесконтантактоной фазы кампании являлись:

  • завоевание полного господства в воздухе путем выведения из строя вражеских систем ПВО: радаров, пусковых установок, аэродромов;
  • поражение объектов, имеющих стратегическое значение;
  • выведение из строя до 50% личного состава и техники иракской группировки, занимавшей оборонительные позиции вдоль границы с Саудовской Аравией;
  • деморализация уцелевших иракских военнослужащих.

Авиационной группировке союзников Ирак смог противопоставить до 600 самолетов, в числе которых:

  • около 100 истребителей «Мираж» F-1 – основной истребитель ПВО Франции 1970-х – первой половины 1980-х гг.;
  • 40-50 многоцелевых истребителей МиГ-29 – наиболее грозное оружие ВВС Ирака;
  • до 80 истребителей-бомбардировщиков МиГ-23БН  (ранняя версия МиГ-27, имевшая практически идентичную «двадцать седьмому» конструкцию);
  • несколько десятков перехватчиков МиГ-25 и истребителей МиГ-23МС и МФ (образца 1973 и 1977 гг.);
  • 80 устаревших китайских истребителей J-6 и J-7 – копий советских МиГ-19;
  • 14 штурмовиков Су-25 и некоторое количество Су-22;
  • фронтовые бомбардировщики Су-24;
  • учебные самолеты L-39, которые можно было использовать в качестве легких штурмовиков;
  • самолеты ДРЛО на базе Ил-76 «Багдад-1» и «Адан-1»;
  • устаревшие машины – Су-7БКЛ, МиГ-17, МиГ-21Ф13, бомбардировщики Ту-16, и некоторые другие модели;
  • наземные системы ПВО, представленные, в основном, ЗРК и ПЗРК советского производства 60-х – 70-х гг. разработки, а также 100 франко-германскими ЗРК «Роланд».

Схема размещения основных военно-воздушных баз в регионе

Схема размещения главных военно-воздушных баз в регионе

По численности самолетов авиационная группировка союзников превосходила ВВС Ирака в 4-5 раз. По стратегическим бомбардировщикам, космическим средствам разведки и связи, высокоточному оружию превосходство союзников было абсолютным. Самолеты США и их союзников (помимо палубной авиации) базировались на аэродромах в Турции и Саудовской Аравии.

Как уже упоминалось, все военно-воздушные силы союзников были объединены под общим руководством США. Командование воздушной кампанией осуществлял генерал-лейтенант Чак Хорнер, заместитель генерала Шварцкопфа.

Первые трое суток воздушной кампании (17 января – 19 января) проводилась воздушная наступательная операция, направленная на завоевание господства в воздухе, вывод из строя ПВО, подрыв системы государственного управления, военного и промышленного потенциала Ирака. Первый удар авиации союзников был наиболее массированным. Он наносился при интенсивном использовании средств РЭБ. Силы и средства РЭБ союзников создавали сильные радиопомехи радарам ПВО Ирака уже за несколько дней до начала воздушного наступления, а также в ходе его.

Вертолет AH-64

Вертолет AH-64A "Апач" с ракетами AGM-114 "Хэллфайр" и 30-мм автоматической пушкой

В 23.00 16 января девять вертолетов «Апач» и один «Блэкхоук» 101-й воздушно-десантной (штурмовой) дивизии США совершили разведывательный полет вдоль иракско-саудовской границы. Затем, объединившись с эскадроном поисково-спасательных вертолетов ВВС, они направились в западную часть  Ирака, где в 02.10 17 января, используя приборы ночного видения и инфракрасные радары, уничтожили ракетами «Хэллфайр» две иракские станции раннего предупреждения ПВО. В образовавшуюся брешь незамедлительно ринулось около ста  боевых самолетов коалиции, которые начали бомбардировку объектов на территории Ирака.

Запуск ракеты с линкора

Запуск ракеты с линкора

Силы союзников, наносившие первый удар, состояли из эшелона прорыва ПВО (40 крылатых ракет морского базирования, 200 боевых самолетов) и двух ударных эшелонов (60 КРМБ, 492 самолета). Сначала, под прикрытием радиопомех, были произведены запуски ракет с АПЛ «Лос Анджелес» и линкоров, базировавшихся в  Персидском заливе и Красном море. Траектории ракет были рассчитаны таким образом, чтобы подходить к целям с разных направлений и на предельно малых высотах. Используя результаты ракетных ударов, выполняли свои задачи самолеты эшелона прорыва ПВО. Указанная тактика требовала высокой согласованности действий всех сил и средств ВВС и ВМС.

Высокую эффективность авиации союзников в борьбе с вражеской ПВО обеспечило использование большого количества высокоточных ракет «воздух»-«РЛС». В первые же минуты наступления 46 американских самолетов F-4G в «противорадарном» снаряжении нанесли удары по иракским радиолокационным постам специальными противорадарными ракетами HARM. Совместно с ними действовали британские истребители-бомбардировщики «Торнадо», оснащенные экспериментальными ракетами ALARM. Последние были не до конца испытаны, и боевые действия в Ираке послужили для них финальным испытанием. Есть информация, что в прорыве иракской ПВО также участвовали 30 самолетов-«невидимок» F-117A.

В 02.43 двадцать многоцелевых истребителей F-15 «Страйк игл» вышли на цели -  аэродромы на западе Ирака. Незадолго до этого два самолета радиоэлектронной борьбы EF-111 «Рейвен», укрываясь за рельефом местности, сумели подобраться к иракским РЛС, и «ослепить» их помехами, обеспечивая атаку основных сил.  Во время атаки завязалась воздушная дуэль между EF-111 и иракским истребителем F-1, в результате которой последний разбился об землю из-за неудачного маневра.

Самолет РЭБ EF-111

Самолет РЭБ EF-111A "Рейвен". Оснащен системой обнаружения излучения радаров APR-38 и противорадарными ракетами AGM-84HARM.

В 03.00 десять самолетов-«невидимок» F-117 в сопровождении нескольких EF-111 произвели бомбардировку Багдада. Им пытались помешать около 3000 зенитных орудий, размещенных на крышах зданий, однако безуспешно. В это же время на Багдад обрушились КРМБ «Томагавк». Административные здания, телевышки, аэропорты, склады, узлы связи, нефтяные вышки, электростанции и оборонные предприятия выводились из строя массовыми воздушными и ракетными ударами союзников. Кроме ракет «Томагавк» применялись другие виды перспективного высокоточного оружия: авиабомбы Мк-117 и БЛУ-109Б, противокорабельные ракеты «Скюна».

Спустя несколько часов после начала воздушной кампании самолет радиоэлектронной разведки P-3 «Орион» обнаружил перемещение большого количества иракских военных судов в сторону территориальных вод Ирана. Было дано целеуказание ударным силам флота союзников, которые в районе острова Бубиян атаковали иракскую флотилию, потопив 11 судов.  

В целом, за время воздушной наступательной операции было совершено семь массированных налетов (пять из них – в ночное время, что свидетельствует об очень хорошей подготовке летного состава). В налетах были задействованы самолеты тактической авиации, морской пехоты, палубной авиации.

Самолеты F-117 действовали только ночью. В первые две ночи, опасаясь не до конца подавленной вражеской ПВО, они атаковали в режиме полного радиомолчания, без всякой связи с землей. На долю F-117 в первые сутки операции пришлось лишь 5% боевых вылетов, но при этом они поразили 30% стратегически важных целей.

При организации массированных ударов широко применялись глобальная спутниковая навигационная система «Навстар». Воздушную обстановку над Ираком плотно контролировали самолеты-разведчики RC-135, TR-1 и E-8. Для корректировки огня линкоров применялись небольшие БПЛА «Пионер».

Проведение воздушной наступательной операции стало неожиданностью для иракского военно-политического руководства, которое рассчитывало, опираясь на оборонительные сооружения, вести упорные и жестокие наземные бои. Вместо этого союзники начали планомерное сокрушение иракской военной машины с воздуха.

Ангар пораженный высокоточной бомбой

Этот ангар из усиленного бетона был пробит 900-киллограмовой высокоточной бомбой GBU-10.

Уже с первого дня войны союзникам удалось завоевать подавляющее превосходство в воздухе. Правда, иракцам удалось спасти из-под удара большую часть своих истребителей МиГ-29, штурмовиков Су-25, и фронтовых бомбардировщиков Су-24, перебазировав их на территорию Ирана. (Забегая вперед, скажем что помощь новоиспеченного союзника Ираку вышла боком – Иран так никогда и не вернул самолеты, приземлившиеся на его территории). Другие самолеты были укрыты в капитальных подземных базах, недосягаемых для бомб союзников. Удары по иракским аэродромам не принесли ожидаемого эффекта. Даже через 10 дней после начала бомбардировок 65% аэродромов Ирака могли функционировать. Однако подавляющее превосходство союзников в разведке и управлении не оставило иракцам шансов скоординированно применить свою авиацию.  Наземные системы обнаружения были полностью подавлены, и иракские летчики могли полагаться лишь на свои бортовые РЛС. Все, на что оказались способны иракские ВВС в данной ситуации – это эпизодические действия мелкими группами, которые не могли существенно повлиять на ход войны.

Воздушная наступательная операция продолжалась до 19 января, и закончилась массированным дневным налетом союзной авиации. В целом, основная цель наступления – завоевание полного господства в воздухе была достигнута. Дальше начался второй этап воздушной кампании – ведение систематических боевых действий, в ходе которого выполнялось 400-900 вылетов ежедневно.

Надо заметить, что даже в условиях полного воздушного господства союзников самолеты советского производства представляли для них головную боль. Первый воздушный бой в небе произошел 17 января, и завершился в пользу иракцев. Американский палубный истребитель-бомбардировщик F/A-18 «Хорнет» наткнулся над Персидским заливом на иракский истребитель-перехватчик МиГ-25П. В бою один на один у «Хорнета» против МиГ-25 не было шансов.

Самолеты РЭБ F-4G

Самолеты РЭБ F-4G "Wild Weasel" с противорадарными ракетами AGM-88A HARM

В воздушном бою МиГ-25 и МиГ-29 превосходил только истребитель F-15. Если же таковых рядом не оказывалось, авиация союзников несла потери. Так были потеряны палубный истребитель F-14B (сбит МиГ-29) и истребитель F-16C (сбит ракетой с устаревшего МиГ-23).

Неожиданно высокие потери понесли британские истребители «Торнадо». Уже в первый день войны, 17 января два самолета этого типа были сбиты огнем зенитных орудий. Еще три были потеряны в ходе налета на авиабазу «Мухаррак» (один разбился сам, один сбит МиГ-29, один уничтожен зенитной ракетой). 22 и 23 января огнем зенитной артиллериии было уничтожено еще по одному «Торнадо».

Итальянцы имели в зоне боевых действий 8 «Торнадо». Уже в первом боевом вылете на Багдад, где были задействованы все указанные самолеты, оказалось, что они не в состоянии выполнить боевую задачу. Один из-за технических проблем повернул обратно, из оставшихся семи самолетов только один смог дозаправиться и продолжить выполнение задачи. При подлете к Багдаду  он был сбит МиГ-23.

Однако полный контроль воздушного пространства союзниками и постоянное дежурство в небе нескольких десятков F-15 делали свое дело – иракские самолеты, рискнувшие подняться в воздух, безжалостно сбивались.

Капитан Стив Тейт после победы 17 января 1991 года

Капитан Стив Тейт в кабине своего F-15C после воздушной победы 17 января 1991 года

17 января была одержана первая воздушная победа союзников: капитан Стив Тейт из 71-й истребительной эскадрильи 1-го тактического авиакрыла ВВС США на своем F-15С ракетой AIM-7M сбил иракский истребитель «Мираж» F-1EQ. В этот же день группой из трех F-15 ракетами AIM-7M  были сбиты три иракских МиГ-29. 18 января двумя F-15 были сбиты еще два «двадцать девятых».

24 января, стремясь продемонстрировать свои возможности по нанесению ответных ударов, ВВС Ирака попытались предпринять воздушный налет на крупнейший нефтеперерабатывающий завод в Саудовской Аравии. На это задание вылетели два иракских МиГ-23 и два «Миража» с бомбовой нагрузкой. Однако, они были перехвачены саудовскими F-15. Оба «Миража» были сбиты, МиГам удалось уйти. После этого эпизода иракские ВВС больше не пытались предпринимать атаки наземных целей.

Несколько позже, в районе Багдада два американских F-15 с расстояния 32 км сбили 3 МиГ-23 и «Мираж». Иракские пилоты даже не успели ничего предпринять – они не заметили начала атаки американцев.

Несмотря на жесткий прессинг со стороны союзников, иракцы продолжали предпринимать эпизодические вылеты до 10 февраля.

Стратегический бомбардировщик B-52

Стратегический бомбардировщик B-52 "Стратофортресс". Эти машины действовали с авиабаз далеко за пределами театра военных действий.

К 26 января ПВО Ирака казалось американцам подавленным в достаточной степени, чтобы выпустить на арену стратегические бомбардировщики Б-52. Последние действовали с территории Испаниии и острова Диего-Гарсия в Индийском океане. Эти тяжелые машины сбрасывали на иракские позиции 400 тонн бомб за сутки но, работая с высоты 4-6 км, сами оказывались уязвимы для огня ствольных зенитных орудий. Несколько «летающих крепостей» получили боевые повреждения, одна рухнула в океан, не дотянув до базы. Трое членов экипажа при этом погибли. Последующие бомбардировки велись с высоты 9 км, хотя от этого их результативность несколько снизилась.

За все время воздушной кампании союзники потеряли, по официальным данным, 41 самолет, из них:

  • B-52 – 1;
  • «Торнадо» - 8;
  • EF-111 – 1;
  • F/A-18 – 2;
  • F-4G – 1;
  • F-15E – 2;
  • F-16 – 5;
  • A-10 – 5;
  • AC-130 – 1;
  • F-14 – 1;
  • A-6 – 4;
  • AV-8B – 5;
  • OH-10 – 2;
  • F-5E – 2.

Также было потеряно 16 вертолетов:

  • AH-1 – 4;
  • AH-64 – 1;
  • OH-58 – 2;
  • UH-60 – 3;
  • UH-1 - 3;
  • CH-46 - 2;
  • SH-60 - 1.

Иракский горно-обогатительный завод в Аль-Каим после бомбардировки.

Иракский горно-обогатительный завод в Аль-Каиме после бомбардировки. Уничтожение ключевых экономических объектов Ирака было одной из задач воздушной кампании.

Правда, в это число входят и машины, уничтоженные на земле. По информации Минобороны СССР, потери созников оказались несколько большими: 68 самолетов и 29 вертолетов. В числе сбитых самолетов - «невидимка» F-117, однако сами американцы не признают факт потери машины этого типа.

Иракская авиация потеряла в общей сложности 34 самолета и 7 вертолетов.

Можно по-разному оценивать итоги воздушной кампании в Ираке. Некоторые исследователи говорят о чрезмерных потерях, связанных с неудовлетворительной способностью всех типов западных самолетов, кроме F-15, вести воздушный бой. С другой стороны, сила союзников заключалась не столько в боевых возможностях отдельных самолетов, сколько в правильном выборе стратегии, высокой координации действий огромного количества сил и средств. Именно эти преимущества позволили коалиции достичь основных целей воздушной кампании: в значительной мере расстроить управление иракскими войсками и их снабжение, подорвать моральный дух вражеских солдат, существенно снизить боеспособность иракских наземных частей. 

 

«СКАДЫ» - ДОСАДНЫЙ ПРОТИВНИК

Чтобы иметь возможность хоть как-то отвечать на хорошо скоординированные воздшные атаки союзников, Ирак задействовал мобильные ракетные комплексы «Скад» (по иракской терминологии «Эль-Хуссейн» и «Эль-Аббас»). Данные системы были разработаны на основе советских ракет Р-11. Радиус их боевого применения составлял 550 км. Увеличение радиуса действия по сравнению с советским прототипом было достигнуто за счет облегчения веса ракеты. Следствием этого стало ослабление ее корпуса (иногда «Скады» даже разваливались во время полета) и ухудшение баланса. Круговое вероятностное отклонение при этом увеличилось до 2 км. Такое КВО не имело бы слишком большого значения для ракет с ядерной или химической боевой частью, но Саддам, располагая химическим оружием, так и не решился на его применение в этой войне. Таким образом, «Скады» с обычной БЧ представляли собой малоэффективное оружие, и являлись скорее средством террора против жителей густонаселенных территорий. Однако, эти на первый взгляд архаичные ракетные комплексы оказались досадным противником для союзников. Их преимуществом являлась высокая мобильность. После пуска ракет подвижные платформы тут же «растворялись» в пустыне, избегая ответного удара авиации. С первых дней применения «Скадов» союзники были вынуждены задействовать против них до 40% своей воздушной мощи, а также значительные силы разведки.

Уже в первые сутки войны по Израилю было выпущено 7 ракет, в результате чего ранено 12 человек в окрестностях Тель-Авива. Политический расчет Хуссейна заключался в том, чтобы спровоцировать Израиль на ответные акции, и придать своей борьбе характер «джихада». Это однозначно посеяло бы раздор в лагере союзников, лишив США поддержки арабских стран. Однако военно-политическое руководство США сумело удержать Израиль от участия в конфликте. Последний только грозил Саддаму возмездием в ответ на все новые ракетные обстрелы, однако активных боевых действий так и не начал. Всего по Израилю было выпущено 40 «Скадов».

Другой целью для обстрелов являлись военные объекты союзников на территории Саудовской Аравии. Здесь «Скадам» лишь однажды удалось добиться успеха. 25 февраля ракета попала в казарму на территории военной базы в городе Дхаран (этот эпизод будет подробнее описан в главе о ходе наземной операции).

Батарея комплексов

Батарея комплексов "Пэтриот" на позиции

Для защиты от «Скадов» США доставили в зону конфликта около 60 противоракетных комплексов «Пэтриот». Каждый комплекс включал радар, силовую установку и восемь пусковых установок с четырьмя ракетами на каждой. Первоначально будучи сконструированным в качестве комплекса ПВО, «Пэтриоты» были модифицированы для борьбы с ракетами практически накануне войны, и не были как следует испытаны.

19 января по просьбе Израиля две батареи «Пэтриотов» были выделены для защиты его территории от «Скадов».

По подсчетам союзников, всего за время войны было выпущено 86 «Скадов», из них 11 – до развертывания «Пэтриотов». Из оставшихся 75 ракет в зону действия «Пэтриотов» попало 47, из них 45 было обстреляно противоракетами. Существуют различные сведения об результатах применения «Пэтриотов», но в целом можно сделать вывод о низкой эффективности этого оружия. Иногда даже после подрыва противоракеты в непосредственной близости от «Скада» последний продолжал полет. В некоторых западных источниках говорится об эффективности «Пэтриотов» в 50-80 %. В то же время, по данным министерства обороны Израиля, «Пэтриотами» было перехвачено не более 20% иракских ракет. По оценкам контрольной палаты администрации США – всего 9 %.

Для охоты на платформы со «Скадами» были направлены группы спецназа из состава САС и отряда «Дельта». Группы проникали на иракскую территорию на мотоциклах и автомобилях «Скорпион», и вели патрулирование в местах возможного появления «Скадов». Используя дальномеры и приборы ночного видения, коммандос выслеживали ракетные установки, и с высокой точностью указывали их координаты. Для поражения обнаруженных установок высылались штурмовики. Время выхода последних на цель согласовывалось с точностью до секунды. За 10 секунд до появления самолетов спецназовцы указывали цель лазерным лучом. Коммандос незамедлительно покидали место акции, и выходили в условленную точку для эвакуации вертолетами.

Погрузка на платформу сбитой ракеты

Погрузка на платформу сбитой ракеты "Скад"

В пограничных районах Ирака спецназовцы проводили и самостоятельные акции, уничтожая выявленные «Скады» огнем ПТУР «Милан» и орудий, смонтированных на автомобилях. Особенно много подобных акций было проведено в районе шоссе Амман-Багдад, за что данная дорога получила прозвище «Бульвар «Скадов». Своими результативными действиями коммандос сильно снизили «поголовье» «Скадов».

Случались и «проколы». 22 января иракские солдаты захватили в плен патруль САС из 8 человек под позывным «Браво-Два-Ноль». Командовал патрулем сержант Энди МакНаб, кстати, в будущем известный британский писатель. Впоследствии спецназовцам удалось бежать, но недалеко – трое были убиты, четверо (в т.ч. МакНаб) вновь пойманы, и только одному спецназовцу, Крису Райану, удалось выйти к своим. Остальные члены группы были освобождены 5 марта после объявления перемирия.

По сведениям союзников, всего за время конфликта было уничтожено около 100 установок «Скад». Однако, по сведениям специальной наблюдательной комиссии ООН (UNSCOM), после войны Ирак располагал не менее чем 12 пусковыми установками и 62 ракетами этой системы.

 

ОРГАНИЗАЦИЯ СНАБЖЕНИЯ В ОПЕРАЦИИ «БУРЯ В ПУСТЫНЕ»

Схема тылового снабжения группировки МНС

Схема тылового снабжения группировки МНС

В высокотехнологичной войне снабжение играет критическую роль при ведении боевых действий. Любые сбои в подвозе боеприпасов, ГСМ, запчастей, воды и других необходимых для снабжения войск материалов неминуемо приводят к срыву тщательно рассчитаных по времени операций, а значит, и всего стратегического замысла.

Хотя Саудовская Аравия, на территории которой происходило развертывание многонациональных сил, и не была отсталой страной, она физически не могла обеспечить потребности сотен тысяч прибывших солдат. Однако, король Фахд согласился оплатить все расходы, связанные с содержанием размещенных на территории его государства иностранных войск. Первый взнос в сумме 760 млн. долларов США был сделан им 30 октября 1990 года. На конец декабря 1990 года финансовый вклад Саудовской Аравии в содержание коалиционных войск составил 2,5 млрд. долларов.

Когда войска XVIII-го воздушно-десантного корпуса начали прибывать на театр военных действий, сколько-нибудь упорядоченного снабжения не существовало. Небольшие подразделения поддержки, первоначально развернутые с XVIII-м ВДК, не могли обеспечить массовое снабжение войск водой, продовольствием, боеприпасами и прочими необходимыми ресурсами.

Геерал Дж. Йэосок

Генерал Дж. Йэосок

В связи с этим, командующий Третьей армией США генерал Йэосок начал быструю перестройку существующей системы снабжения в соответствии с потребностями войск. Для решения этой задачи был привлечен эксперт в вопросах логистики и снабжения войск генерал-майор Уильям Пэгонис. Йоэсок был впечатлен достижениями этого офицера при организации снабжения в операции REFORGER – развертыванию группировки войск НАТО в Западной Германии, проводившейся несколькими годами ранее в целях защиты от возможной агрессии со стороны Варшавского Договора.

7 августа Пэгонис, сопровождаемый четырьмя офицерами снабжения, был уже на пути в Саудовскую Аравию. По дороге офицеры вели разработку плана снабжения. Основными моментами, которые следовало учесть при его разработке, были: прием ресурсов, материально-техническое обеспечение войск во время их наступления, обеспечение каждого солдата всем необходимым. Приземлившись в Рияде 8 августа, они направились по шоссе  в г. Дхаран, где в то время базировались части 82-й ВДД США. Прибыв в расположение десантников, Пэгонис застал неутешительную картину. Не имея централизованного снабжения, войска расходовали остатки изначально взятых с собой ресурсов. Солдатам просто негде было разместиться, сотни из них спали на голой земле вокруг здания штаб-квартиры военно-тренировочной миссии США в Саудовской Аравии. Трое офицеров миссии отчаянно пытались организовать размещение десантников, которые начали массово прибывать с 9 августа. Миссия не имела достаточно собственного транспорта, поэтому были привлечены саудовские автобусы и грузовики. Этим транспортом была организована перевозка  прибывших военнослужащих на пустующую базу саудовских ПВО в 25 километрах от аэропорта. Не имея ни ресурсов, ни оборудования, ни персонала, эти трое сделали все, что было в их силах. Пэгонис позже вспоминал об этих офицерах: «Они выглядели, как зомби…не спали сутками».

Генерал У. Пэгонис

Генерал У. Пэгонис

Впоследствии было доставлено достаточное количество палаток и коек, и вопрос с размещением личного состава был решен. Кроме того, американское командование договорилось о  размещении 23000 военнослужащих в комфортабельном многоэтажном жилом комплексе Аль-Хубар в районе Дхарана, предназначенном для западных специалистов. И хотя в комнатах размещалось по 8-10 военнослужащих, условия их жизни не шли ни в какое сравнение с обитанием в палатках и самолетных ангарах. Здесь подразделения ожидали свои технику и снаряжение, перед тем, как убыть в районы сосредоточения.

Первоначально Пэгонис и его подчиненные разместились в здании тренировочной миссии, заняв две комнаты, которые они иронично окрестили «Отелем «Калифорния». В первые три дня они практически не отдыхали. В течение нескольких дней одним из подчиненных Пэгониса, полковником Ирландом, была персонально подобрана команда из 22-х человек, однако это была капля в море. На первых порах Пэгонис и его помощники задействовали в работе подразделения снабжения прибывающих войск. На этот счет Пэгонис имел свое собственное мнение, характеризующее его, как сильного управленца (кто служил, тот оценит): «Любого из тех, кто носит военную форму, мы должны привлечь к работе на нас».

Большую помощь в снабжении войск всем необходимым оказало прибытие 17 августа четырех военных транспортов с передовой базы снабжения Диего-Гарсия. Они доставили продукты питания, палатки, медицинское оборудование, оборудование для очистки воды, полевые заправочные станции и многое другое. Пэгонис вспоминал: «Мы ничего бы не смогли сделать, если бы не эти четыре корабля».

Одна из основных машин снабжения бронетанковых подразделений - тяжелый тактический грузовик HEMTT M984

Одна из основных машин снабжения бронетанковых подразделений - тяжелый тактический грузовик HEMTT M984

Ситуация со снабжением улучшилась с прибытием 11 августа в распоряжение Пэгониса 7-й транспортной группы. В конце августа группа Пэгониса получила статус Командования тыловой поддержки (с 16 декабря - 22-е командование на ТВД). К этому времени в ее состав входило 2290 человек (не считая временно прикомандированного персонала). Прибытие большого количества резервистов позволило наладить полноценную работу по разгрузке транспортов и доставке в войска всего необходимого. До конца сентября силами командования было обеспечено всем необходимым 100 тыс. человек, вновь прибывших на ТВД, и разгружено 39 транспортных судов. Взяв ситуацию со снабжением под контроль, Пэгонис и его штаб могли больше времени уделять стратегическому планированию.

Командование тыловой поддержки взяло на себя снабжение всех вооруженных сил на ТВД, включая ВВС, ВМС и части морской пехоты. Войска коалиции получили единый орган, отвечающий за ее снабжение провиантом, водой, топливом, организацию морских и наземных перевозок, развертывание баз снабжения.

Чтобы лучше представить себе масштабы работы, выполняемой командованием, приведем некоторые цифры, характеризующие среднесуточную потребность в снабжении группировки коалиционных войск на ТВД в период с конца августа по начало октября 1990 года :

  • пресная вода – 57 млн. л в день;
  • лед – 95 тонн в день;
  • питание – 270 рационов в день (при численности развернутых сил 135000 чел.);
  • бензин – 687 тыс. л;
  • дизтопливо – 456 тыс.л;
  • авиационный керосин – 198 тыс. л;
  • постельное белье – 40 тыс. комплектов;
  • вывоз отходов – 145 тонн.

Бензовоз заправляет технику

Бензовоз заправляет технику 3-й бронетанковой дивизии.

В октябре 1990 года командование развернуло в зоне боевых действий две передовые базы снабжения под кодовыми названиями «Бастон» и «Поласки», где располагались медицинские и ремонтно-технические подразделения, запасы топлива и боеприпасов. Это позволило разгрузить порты, упорядочнить потоки грузов и проводить дальнейшее наращивание сил XVIII воздушно-десантного корпуса. Базы были огромными – периметр каждой составлял до 125 км. Склады боеприпасов включали сотни ангаров, разделенных на группы. Расположения тыловых подразделений и госпиталей для защиты от обстрелов были окружены высокими земляными холмами.

В ноябре управление снабжением исключтельно из Дхарана стало затруднительным, и генерал Пэгонис принял решение о развертывании Северного центра логистических операций на военной базе Кинг-Халид. В конце ноября были развернуты еще три тыловых базы для снабжения VII-го корпуса: «Альфа», «Браво» и «Дельта».

В примерно в это же время Командование тыловой поддержки приступило к разработке комплексного плана снабжения. Главной задачей было обеспечить войска всем необходимым с началом боевых действий, в условиях постоянного передвижения частей. С этой целью Пэгонис со своим штабом разработал план, включавший пять этапов.

Фаза «Альфа» предусматривала перемещение отрядов снабжения и складов при выдвижении VII-го корпуса в районы развертывания.

В фазе «Бета» должно было обеспечиваться снабжение при выдвижении XVIII-го и VII-го корпусов при выходе на исходные боевые позиции

M578 и M548

Подвижная мастерская для ремонта и обслуживания бронетехники в полевых условиях: ремонтная машина M578 и гусеничный грузовик М548

Фаза «Чарли» предполагала снабжение частей в ходе наступления на территории Кувейта и Ирака. Все виды снабжения регулировалась «правилом 90 миль» - доставка ресурсов на 90 миль в глубину Ирака с последующей их передачей тыловым подразделениям корпусного уровня. С началом наступления в глубине иракской территории планировалось развернуть дополнительные тыловые базы «Оскар» и «Неллинген».

Последние две фазы фокусировались на послевоенном этапе. Фаза «Дельта» должна была обеспечить гуманитарные усилия военных в Кувейте после его освобождения. Фаза «Эхо» предусматривала снабжение войск в ходе их убытия с театра военных действий. 1-2 января с целью практической отработки всех пунктов плана были проведены учения тыловых подразделений.

Саудовская Аравия, как крупная нефтедобывающая страна, располагала развитой дорожной сетью, рассчитанной на движение тяжелых машин и платформ с оборудованием. Поэтому саудовские дороги хорошо подошли для перевозок большого количества военных грузов. Непосредственное снабжение войск происходило по двум дорогам, проходившим параллельно линии размещения союзных частей. Первая, получившая кодовое наименование «Ауди», представляла собой очень хорошую многополосную дорогу, тянувшуюся от Дхарана на северо-восток. Эта дорога переходила в другую, двухполосную, получившую название «Додж». Снабжение из тыла подвозилось по нескольким дорогам. Превосходная многополосная дорога из Рияда в Дхаран называлась «Тойота». На северо-восток из Рияда вела дорога «Султан». Она пересекалась с «Доджем» в районе г. Хафар-аль-Батин. Эта дорога была многополосная, но в последней трети перед Хафар-аль-Батином сужалась до двух полос. 

Расстояния, на которые доставлялись грузы, были значительными: от Дхарана до базы Кинг-Халид лежал путь в  530 км, а от Рияда – 840 км. Чтобы облегчить работу персонала колонн, вдоль пути следования конвоев были развернуты специальные центры поддержки, в которых в любое время суток можно было отдохнуть, поесть, произвести заправку и мелкий ремонт техники.

Временная казарма для солдат 24-й дивизии, прибывших на территорию Саудовской Аравии

Временная казарма для солдат 24-й дивизии, прибывших на территорию Саудовской Аравии

Парадоксально, но в американских источниках указывается, что значительной проблемой для координации действий войск снабжения являлось недостаточное количество радиостанций. Так, 7-я транспортная группа для управления отрядами общей численностью 9100 человек располагала всего тремя радиостанциями. Один из ее автомобильных батальонов не имел ни единой радиостанции. То же самое наблюдалось в 32-й транспортной группе. В этой ситуации 22-е командование нашло замену отстутствующим средствам связи, активно задействовав гражданские телефонные сети Саудовской Аравии, пейджеры и спутниковые телефоны.

Кроме подразделений снабжения составе 22-го командования были подготовлены специальные команды для эвакуации с поля боя поврежденной техники. Их личный состав и техника с началом боевых действий должны были выдвинуться на передовую и действовать совместно с боевыми частями. Подготовка эвакуационных подразделений осуществлялась 7-м армейским учебным центром. Генерал Пэгонис считал боевую подготовку вверенных ему подразделений чрезвычайно важной, и лично контролировал процесс учебы. Всего к началу боевых действий было подготовлено 116 эвакуационных команд для танков, 108 – для БМП «Бредли», 57 – для артиллерийских орудий, 27 – для легких машин. Однако, в связи с тем, что наземная война оказалась короткой, и боевые потери – незначительными, возможности данных подразделений оказались использованными в незначительной степени.

Высокая боеготовность частей союзников в ходе операции «Буря в пустыне»  в значительной мере стала следствием повседневной кропотливой работы подразделений снабжения. Американские войска, дислоцированные в зоне Персидского залива, были обеспечены лучше и располагали более современным снаряжением, чем их коллеги, оставшиеся нести службу в США.

 

БИТВА ЗА ХАФДЖИ

Проигрыш в воздушной войне тяжелейшим образом сказался на стратегическом положении Ирака. Авиация союзников получила возможность планомерно и практически безнаказанно сокрушать иракские военные и промышленные объекты. Война, в которой противник наносил удары, сам оставаясь вне досягаемости, сильно подрывала моральный дух иракцев. В этой ситуации Саддаму Хуссейну нужно было предпринять хоть какие-то шаги для того, чтобы игра не велась «в одни ворота». Тем временем войска коалиции не спешили входить в прямое наземное столкновение с иракскими частями, поэтому иракцам не оставалось ничего другого, как самим предпринять наступление, хотя правильней было бы назвать это мероприятие вылазкой.

Наступать было решено в районе города Хафджи на правом фланге коалиционных войск. Город находился на побережье Персидского залива, и являлся ключевым пунктом для контроля над шоссе, соединявшим Саудовскую Аравию и Кувейт-Сити.

Севернее города, вдоль границы с «южным выступом» Кувейта, через каждые 20 км коалицией было развернуто восемь наблюдательных постов. Нумерация постов шла с запада на восток, соответственно, пост, наиболее приближенный к побережью, носил номер 8. Посты 4, 5 и 6 были заняты разведывательными отрядами 1-й дивизии Морской пехоты США (группировка «Шепард»).  2-й легкий бронепехотный батальон 3-го полка Морской пехоты США занимал позиции между наблюдательным постом 1 и нефтяными полями Аль-Вафра.

Основную силу союзников в районе Хафджи составляли части восточной группы коалиционных арабских войск, организованных в группировки «Омар», «Отман» и «Абу-Бакр». Непосредственно город находился в зоне ответственности группировки «Абу-Бакр» в составе 2-й бригады Национальной гвардии Саудовской Аравии (5000 человек) и 5-го механизированного батальона Катара, вооруженного французской боевой техникой. С северо-запада город прикрывал 5-й батальон 2-й бригады, занявший позиции неподалеку от наблюдательного поста 7. Основные арабские силы занимали оборону в 20 км южнее Хафджи.

Вдоль саудовско-кувейтской границы, в районе города Аль-Вафра располагались иракские войска численостью около 60000 человек. Непосредственное наступление должны были осуществлять 3-й корпус (командующий - генерал-майор Салах Абуд Махмуд, который командовал также всем наступлением) в составе 3-й бронетанковой и 5-й механизированной дивизий, 1-я механизированная дивизия 4-го корпуса (командир – генерал-майор Айид Хаэль Заки), а также подразделения спецназа. Все части, участвующие в наступлении, были хорошо вооружены. 3-я бронетанковая дивизия имела на вооружении танки Т-72, и являлась единственной армейской дивизией, располагавшей машинами данного типа (все остальные Т-72 состояли на вооружении Руспубликанской гвардии). Кроме Т-72, на вооружении бронетанковой и механизированных дивизий имелись Т-62 и Т-55 (некоторые были оборудованы усовершенствованной броней, выдерживавшей попадания ПТУР «Милан»), боевые машины БМП-1, БРДМ-2, а также различные типы артиллерийских орудий.

Кроме того, на данном участке фронта занимали оборонительные позиции пять хуже вооруженных пехотных дивизий, которые не должны были принимать непосредственного участия в наступлении.

По плану наступления, 3-я бронетанковая дивизия должна была заблокировать подход подкреплений союзников к Хафджи с запада, пока 5-я механизированная дивизия брала город. 1-я механизированная дивизия в это время должна была прикрывать правый фланг 3-й бронетанковой дивизии. После взятия Хафджи 1-й механизированной и 3-й бронетанковой дивизиям предстояло отступить на территорию Кувейта, а 5-й механизированной дивизии занять оборону в городе, и постараться нанести максимальные потери контратакующим частям коалиции. По возможности, следовало захватить пленных, чтобы потом использовать их для психологического давления на Запад.

27 января Саддам Хуссейн встретился с командующими 3-го и 4-го корпусов, и генерал-майор Салах Махмуд заверил его, что Хафджи будет взят не позднее, чем 30 января. По дороге назад кортеж Хуссейна подвергся атаке с воздуха, но иракскому лидеру удалось остаться невредимым.

28 января разведка коалиции начала получать многочисленные сигналы о готовящемся наступлении иракских войск. Два поднявшихся в воздух самолета ДРЛО E-8A зафиксировали крупные перемещения иракских сил на участке фронта напротив Хафджи. То же самое было выявлено наблюдательными постами 2, 7 и 8, и находившиеся там корректировщики огня вызывали артиллерийские и авиационные удары по боевым порядкам иракских войск на протяжении всего дня 28 января. Готовящееся наземное наступление иракцев стало неожиданностью для руководства Центркома, которое до этого было озабочено, главным образом, ходом своей воздушной кампании.

29 января не менее 2000 солдат 6-й иракской бронетанковой бригады на нескольких сотнях боевых машин пересекли границу Саудовской Аравии в районе нефтяных полей Аль-Вафра, и устремились на юг, к позициям американской морской пехоты. Первое столкновение с американцами произошло около наблюдательного поста 4, который находился рядом со зданием полицейского участка. В это время уже стемнело. В 20.00 морпехи на наблюдательном посту с помощью приборов ночного видения обнаружили приближение большого количества техники. Они попытались доложить об этом в штаб батальона, но по неизвестной причине пропала связь. Ее удалось наладить только к 20.30. Американцы открыли огонь по приближающейся иракской технике, но он оказался малоэффективен, зато вызвал дружный ответ иракцев. Морпехи, покинув пост, начали отступать в сторону основных сил батальона.

В это время подоспела рота морской пехоты со взводом боевых машин LAV-25 и LAV-25AT, чтобы прикрыть отступление. То, что произошло дальше, едва ли может быть названо славным эпизодом истории Корпуса морской пехоты. Одна из боевых машин LAV-25AT выпустила ПТУР, намереваясь поразить иракский танк, но вместо этого попала в дружественную боевую машину, шедшую в нескольких сотнях метров впереди. Несмотря на эту потерю, американские БМП продолжали двигаться вперед, и вскоре открыли огонь по иракским танкам из своих 25-мм автоматических пушек. Последние не способны были пробить броню иракских танков, однако вызвали некоторое замешательство их экипажей. Вскоре над полем боя появилось несколько американских самолетов воздушной поддержки А-10, предназначенных специально для точного поражения наземных целей. Одна из выпущенных ими ракет AGM-65 “Maverick” попала в LAV-25 морпехов, убив весь экипаж за исключением водителя. После такого «результативного» боя рота отступила. Ее уцелевшие LAV-25 вскоре были переданы другому подразделению.

6-я бронетанковая бригада очистила от американцев 4-й наблюдательный пост, но вынуждена была отступить обратно к границе под ударами коалиционной авиации. По официальным данным, американцы потеряли 11 человек убитыми, все они погибли от «дружественного огня».

В то же самое время, пока шел бой на наблюдательном посту 4, 5-я иракская механизированная дивизия начала наступление в районе 1-го поста. Рота 2-го легкого бронепехотного батальона, занимавшая позиции в этом районе, доложила о приближении колонны численностью в 60-100 БМП. Была также замечена следующая колонна, состоявшая из, по крайней мере, 29 танков. Были немедленно вызваны самолеты воздушной поддержки А-10 и штурмовики «Харриер», которые отбили атаку, заставив иракскую технику повернуть обратно к границе. В эту ночь союзная авиация отбила еще одну атаку возле наблюдательного поста 2. Самолеты коалиции продолжали наносить удары по иракским войскам на протяжении всей ночи и следующего утра.

Еще одна иракская колонна начала наступление непосредственно на Хафджи. Первым на ее пути оказался 5-й батальон 2-й бригады саудовской Национальной гвардии. Батальон еще не успел развернуться в боевые порядки, как попал под мощный обстрел иракцев, и был вынужден отступить. Дорога на Хафджи оказалась открыта. Несмотря на сопротивление отдельных коалиционных подразделений и попытки американских самолетов огневой поддержки АС-130 помешать наступлению, иракские войска упрямо шли вперед, и к 00.30 30 января установили контроль над Хафджи.

Город был взят настолько быстро что две разведгруппы морской пехоты США общей численностью 60 человек не успели его покинуть, и оказались «захлопнутыми в ловушке». Морпехи занимали двухэтажные здания в южной части города. Увидев иракские подразделения, они начали корректировать огонь артиллерии, побудив тем самым иракцев начать прочесывание городской застройки. Однако, смертельная игра в «кошки-мышки» в итоге закончилась для американцев благополучно - разведчики сумели уцелеть до прихода дружественных сил.

Главнокомандующий войсками Арабской лиги Халед бин Султан был обеспокоен потерей Хафджи. Первоначально он обратился к генералу Шварцкопфу с предложением нанести массированные авиаудары по городу, но в конечном итоге было решено выбить иракцев из Хафджи при помощи наземных войск.

Штурм и освобождение Хафджи союзными соединениями

Штурм и освобождение Хафджи союзными соединениями

Эта миссия была поручена 7-му батальону 2-й бригады саудовской Национальной гвардии, усиленному двумя катарскими танковыми ротами и американским спецназом. Из-за недостатка собственной артиллерии арабские части пользовались огневой поддержкой 11-го полка морской пехоты США. Штурм города начался к вечеру 30 января. Ему предшествовала 15-минутная артподготовка. Тем временем 5-й батальон 2-й бригады блокировал Хафджи с севера, препятствуя подходу дополнительных иракских войск.

Первая атака на город была отбита сильны огнем иракцев. Был уничтожен саудовский бронетранспортер V-150. В ночь с 30 на 31 января американская транспортная колонна, заблудившись, въехала в Хафджи, и была расстреляна. Водителю одного из грузовиков удалось бежать, двое американцев, ехавших на другой машине, были ранены и захвачены в плен. С целью их спасения, в город была направлена разведгруппа морской пехоты США численностью 30 человек. Однако ей не удалось обнаружить американских военных.

В эту же ночь над Хафджи зенитным огнем был сбит американский самолет огневой поддержки АС-130. Весь экипаж самолета погиб.

Новый штурм города был предпринят утром 31 января. Иракским огнем были уничтожены два V-150, однако 8-й батальон 2-й бригады сумел войти в город около 10.00. В это же время 5-й батальон остановил иракскую танковую колонну, которя пыталась пробиться в город. Было уничтожено 13 иракских танков и БМП, захвачено в плен 113 иракских солдат. 5-й батальон потерял двоих человек убитыми и двоих ранеными.

В течение дня 31 января  7-й и 8-й саудовские батальоны очистили от иракских войск южную часть Хафджи, после чего около 18.30 7-й батальон вышел из боя, чтобы отдохнуть и пополнить боезапас, в то время, как 8-й батальон продолжал зачищать территорию города. Значительную поддержку атакующим оказывала авиация. Тем не менее, саудовские войска потеряли 18 человек убитыми и 50 ранеными, а также 7 бронетранспортеров V-150. Иракцы попытались перебросить подкрепления в Хафджи морским путем, но самолеты коалиции потопили значительную часть десантных судов. 

На следующий день саудовские и катарские отряды возобновили боевые действия по очистке Хафджи от противника. В городе продолжали оставаться две иракские роты с двумя десятками боевых машин, которым не удалось вырваться из города на протяжении ночи. Пока 8-й батальон зачищал южную часть города, 7-й действовал в северном секторе. Иракское сопротивление носило спорадический характер, многие солдаты сдались в плен. В итоге, 1 февраля Хафджи был полностью освобожден от иракских войск.

В результате битвы коалиционные силы потеряли 43 человека убитыми и 52 ранеными. Американские потери составили 25 военнослужащих убитыми (11 – в результате «дружественного огня» и 14 – в сбитом АС-130) и 2 ранеными. Было уничтожено 2 катарских танка AMX-30 и от 7 до 10 саудовских боевых машин V-150.

Ирак официально оценил свои потери в 71 убитыми, 148 ранеными и 702 пропавшими без вести. Американские источники сообщили о 80-90 уничтоженных иракских боевых машинах и 300 убитых.

Иракская пропаганда раструбила о битве за Хафджи как о победе Ирака. Действительно, иракские механизированные дивизии показали свою способность бороться с войсками коалиции. С другой стороны, в результате сражения эти соединения понесли тяжелые потери, и были вынуждены отступить.

Битва за Хафджи продемонстрировала способность американских ВВС отражать массированные наступления бронированных колонн даже без помощи наземных сил. Как сказал один из бывалых иракских офицеров, американская авиация за полчаса боевых действий в районе Хафджи нанесла его бригаде больший урон, чем иранцы за восемь лет войны. С другой стороны, досадные эпизоды с «дружественным огнем» стали той «ложкой дегтя», которая дала повод для сомнений в профессионализме американских военных.  

 

ПОДГОТОВКА К РЕШАЮЩЕЙ БИТВЕ

Длительная воздушная кампания дала войскам коалиции возможность провести основательную подготовку к будущему наступлению. VII корпус, которые прибыл на ТВД позже, вынужден готовиться по более сжатой программе. Она включала тестирование техники и снаряжения, в особенности, новых образцов, тренировки войск по преодолению полос обороны и решению других боевых задач в условиях пустыни, отработку взаимодействия на дивизионном, бригадном и батальонном уровнях. 1-я пехотная дивизия США, которая должна была стать острием наступления, отрабатывала прорыв линии фронта совместно с 1-й британской бронетанковой дивизией.

В отличие от VII-го корпуса, XVIII-й воздушно-десантный корпус имел больше времени, чтобы подготовиться к наступлению. Он тренировался во взаимодействии с 6-й французской легкой бронетанковой дивизией.

Несколько южнее, в военном городе Кинг-Халид, подразделения 22-го командования экипировались и учились быстро перемещаться вслед за наступающими войсками, чтобы, когда придет время, обеспечить их всем необходимым.

Американский разведывательный патруль

Американский разведывательный патруль на джипах HMMWV

Тем временем, на границе начались боевые действия, которые пока что носили характер мелких стычек. Американские кавалерийские патрули перемещались в пограничной зоне, прикрывая развертывание коалиционных сил. В основном, им приходилось действовать на ровной, как стол поверхности, кое-где пересекаемой сухими руслами рек, так называемыми «вади». Противник был недалеко. Разведчики могли слышать звуки бомбардировок и по ночам наблюдать вспышки – это коалиционная авиация наносила удары по переднему краю иракских войск.  

22 января 1991 года на границе секторов ответственности XVIII-го и VII-го корпусов  произошла перестрелка между взводом 3-го американского бронекавалерийского полка и дозором иракской пограничной полиции. Американцы потеряли двоих бойцов ранеными, у иракцев двое были убиты и шестеро захвачены в плен. После этого множество патрулей 6-й французской ЛБД, 82-й и 101-й американских ВДД на автомобилях и бронетранспортерах прочесали данный район, особенное внимание уделяя «вади». Им удалось нейтрализовать еще нескольких иракских разведчиков, но, несмотря на это, случаи боевых контактов в пограничной полосе продолжались и впредь.

Союзное командование нуждалось в сведениях о том, что происходит севернее саудовской границы. Необходимо было определить проходимость местности для бронетехники, наблюдать за активностью иракских войск, вести охоту за «Скадами». Для этого высылались дальние патрули и состава сил спецназначения США, Британии и саудовских парашютистов. В некоторых случаях спецназовцам удавалось добиться успеха, но зачастую операции заканчивались провалами, главным образом, из-за плохой предварительной разведки. Известен, например, случай, когда группа спецназначения высадилась прямо посреди расположения иракской бронетанковой дивизии.

Танкисты 1-й кавалерийской дивизии готовят к боевым действиям вновь прибывшие танки M1A1. Прежде чем отправить танк в бой, на него необходимо было установить много дополнительного оборудования.

Танкисты 1-й кавалерийской дивизии готовят к боевым действиям вновь прибывшие танки M1A1. Прежде чем отправить танк в бой, на него необходимо было установить много дополнительного оборудования.

Важную роль в подготовке к наступлению играли психологические операции. Радио и телевидение стран-участниц коалиции постоянно говорило о братстве между арабами, международной изоляции Ирака, воздушной мощи США. Эффективной была тактика, когда на определенное подразделение иракской армии сбрасывались листовки с сообщением о том, что в течение 24 часов оно будет разбомблено, и, таким образом, до уничтожения есть еще время сдаться.

Примечательно участие в специальных операциях 4-го эскадрона 17-го кавалерийского полка. Не будучи подразделением специальных операций, оно фактически выполняло функции спецназа. Действуя с борта фрегата «МакХолас» ВМС США, 18 января оно очистило от иракцев восемь нефтяных платформ в акватории Персидского залива, которые стали первой освобожденной кувейтской территорией.

На пятую неделю воздушной кампании VII-й корпус начал выдвижение на боевые позиции. К 17 февраля его силы около саудовской границы насчитывали 1500 танков, 1500 БМП и 600 единиц артиллерии.

Всю следующую неделю VII-й и XVIII-й корпуса продолжали приготовления к наступлению. Боевые действия в это время сводились к патрулированию вдоль границы и контрбатарейной борьбе. Из-за большой дистанции между американскими и иракскими батареями американцы выбрали тактику «стреляй и беги». Перемещаясь вдоль границы на безопасной дистанции американские артиллеристы выбирали момент, когда иракцы не могли установить их местонахождение, после чего сближались с иракскими объектами, делали несколько результативных залпов, и быстро покидали данный район. Особенно убийственен был огонь многоствольных установок MLRS. Был случай, когда иракская дивизия в результате обстрела тремястами реактивными снарядами из MLRS при поддержке двух батальонов 203-мм гаубиц потеряла 97 из 100 своих орудий.

На западном фланге войска XVIII-го воздушно-десантного корпуса проводили глубокие воздушные рейды в тыл противника, уничтожая бронетехнику, артиллерию, бункера и наблюдательные посты. Иракская оборона здесь в целом была настолько слаба, что отряд из двух десятков вертолетов мог без особых проблем пересечь иракскую границу даже в дневное время. В одном из таких рейдов 20 февраля противотанковыми ракетами «ТОУ» с вертолетов было уничтожено 15 ДОТов, в которых занимало оборону иракское подразделение. После этого при помощи громкоговорителя, установленного на вертолете, удалось склонить к сдаче в плен оставшихся в живых 476 иракских солдат.

В конечном итоге, сочетание воздушных ударов, артиллерийских обстрелов и вертолетных рейдов принесло результат. По сведения американской разведки, к началу активной фазы наземной операции иракские вооруженные силы потеряли 53% своей артиллерии и 42% танков, находившехся в зоне боевых действий. Иракские передовые и резервные наземные части утратили до 50% своей боевой мощи. В то же время американское командование получило, по крайней мере, еще один повод для оптимизма. Дело в том, что разведка доложила о крайней слабости иракской обороны западнее Кувейта.  Несмотря на то, что с ноября Ирак нарастил свою военную мощь в зоне конфликта с 27 до 43 дивизий, большинство из этих сил находилось на территории Кувейта. VII-му корпусу противостояли только семь слабых иракских дивизий, XVIII-й корпус вообще имел перед собой три пехотных дивизии.

15-20 февраля военно-политическое руководство Ирака заявило о своей готовности отступить из Кувейта в обмен на выполнение ряда условий союзниками, в частности, их войска должны были тоже отступить от границы; кроме того, Ирак потребовал возмещения расходов, понесенных им в ходе войны. Администрация Джорджа Буша сочла эти условия неприемлемыми, как и совместное советско-иракское предложение о выводе иракских войск из Кувейта в течение 21 дня, и предупредила Ирак и скором начале наземного наступления, если Ирак не выведет свои войска из Кувейта немедленно и безоговорочно.

Понимая, что наступление союзников начнется со дня на день, иракские войска начали поджигать нефтяные поля на территории Кувейта. Этим они пытались нанести максимальный экономический ущерб противнику, а также в какой-то мере замаскировать свои оборонительные позиции от союзной авиации.

23 февраля командующий армией Центрального командования генерал Дж. Йоэсок, провел рекогносцировку местности, по которой прийдется наступать его войскам. Тем временем вдоль границы уже начались боевые столкновения. Первая пехотная дивизия, столкнувшись с иракским танковым подразделением, уничтожила 20 машин. 2 эскадрона 2-го кавалерийского полка проникли примерно на 16 км вглубь Ирака, прикрывая инженерное подразделение, которое расчищало проход для наступления основной массы техники. VIII-й корпус выдвинул на иракскую территорию свои разведывательно-диверсионные подразделения. Артиллерийские обстрелы и рейды вертолетов продолжались на протяжении всего дня 23 февраля. Наконец, в 01.00 24 февраля последовал приказ Центрального командования о начале наземной наступательной операции.

 

«БУРЯ В ПУСТЫНЕ»: 100 ЧАСОВ ВОЙНЫ

Организация обороны иракской армии

Укрепления

Укрепления "Линии Саддама": ряды металлических столбов, проволочные заграждения и рвы с нефтью.

Несмотря на крайне скоротечный ход боевых действий во время операции «Буря в пустыне» было бы неправильным говорить о том, что иракцы не готовились к обороне. Наоборот, оборона иракских войск была организована достаточно продуманно и методично. Следует отметить изобретательность иракцев при маскировке войск и боевой техники. Одним из методов была рассредоточение неповрежденной техники, которой при помощи горящих покрышек придавался вид подбитой, среди реально уничтоженной. Также использовались макеты техники. Все это затрудняло идентификацию целей пилотами союзников, и заставляло их расходовать ракеты и бомбы впустую. В инженерном отношении иракцы тоже достаточно серьезно потрудились. Было отрыто 220 км траншей и 30 км противотанковых рвов, оборудованы хорошо защищенные командные пункты, создано множество минных полей. Не было недостатка и в войсках. К началу боевых действий Южная группировка ВС Ирака насчитывала 458 тысяч человек, 4160 танков, 2600 артиллерийских систем и РСЗО.

Оборона Южной группировки строилась в два эшелона: первый – 2, 3 и 7-й армейские корпуса, второй – 4-й АК, резерв – 8 дивизий РГ Ирака.

Как правило, оборона иракских дивизий состояла из полосы обеспечения и четырех оборонительных позиций. Полоса обеспечения глубиной 2,5-17,5 км включала развитую систему инженерных заграждений (минные поля, проволочные заграждения, противотанковые рвы, рвы с нефтью), а также огневые точки выдвинутых вперед отдельных пехотных и танковых подразделений. Оборонительные позиции дивизии состояли из трех эшелонов: первый – две пехотные бригады на первой оборонительной позиции глубиной 3,5-4,5 км, состоящей из 3-4 траншей; второй – пехотная и механизированная бригады на второй и третьей позициях, состоящих из 1-2 траншей; резерв – бронетанковая бригада на четвертой оборонительной позиции. Оборона строилась из ротных опорных пунктов, объединенных в батальонные районы обороны, и связанных между собой ходами сообщения. Бронетанковая техника зачастую вкапывалась в землю.

Дивизиям придавались артиллерийские подразделения, которые располагались на удалении 3,5-20 км от переднего края. При прорыве противником полосы обеспечения и оборонительных позиций дивизии артиллерия должна была наносить основное огневое поражение наступающим.

Исходное положение соединений МНС перед 100-часовым наступлением.

Исходное положение соединений коалиции перед 100-часовым наступлением.

Несмотря на кажущуюся прочность, в иракскую оборону с самого начала был заложен фатальный просчет. С учетом опыта войны с Ираном, иракцы рассчитывали на оборону, состоящую из многих полос инженерных заграждений и траншей с войсками. Однако, против высокоподвижных механизированных соединений союзников стратегия пассивной, пусть даже жесткой обороны, была проигрышной с  самого начала.  Действия коалиционных сил, основанные на обходах сильно укрепленных позиций, сделали оборонительные мероприятия иракцев малоэффективными.

Сразу стоит оговориться, что достоверные данные о потерях сторон в ходе наземного наступления в открытых источниках отстутствуют. Также мало информации о ходе и результатах конкретных сражений, и о том, насколько иракским частям в них удавалось «потрепать» войска коалиции. Есть официальные цифры, которые дают США и их союзники, но они могут быть занижены. Однако, впоследствии самими же американцами был опубликован ряд исследований, где, в числе прочего, описываются эпизоды с боевыми потерями в личном составе и технике. Думаем, американцы не стали бы приписывать себе лишние потери, значит, все описанное скорее всего, имело место. В то же время данные союзников о боевых потерях иракцев представляются завышенными. К примеру, были нередки случаи, когда в силу различных обстоятельств иракские танковые экипажи покидали свои боевые машины, и сами выводили их из строя, чтобы те не достались врагу. Но американцы записывали себе «в актив» уничтожение такой техники. Мало того, во время второй иракской кампании 2003 года оказалось, что Саддам располагает большим количеством боевой техники, чем ожидалось, исходя из ранее заявленных союзниками иракских потерь во время «Бури в пустыне». Поэтому к официальной версии этой войны как к полному триумфу союзников с исключительно малыми потерями следует относиться критически. Однако, сам факт капитуляции Саддама всего через четыре дня после начала наземной операции говорит о том, что подавляющая часть боев на тактическом уровне все-таки была выиграна союзниками.

 

24 февраля

Схема продвижения союзников 24 февраля

Схема продвижения союзников 24 февраля

Наступление союзных войск началось на левом фланге, с позиций XVIII-го воздушно-десантного корпуса. В 01.00 разведчики 6-й французской ЛБД выдвинулись на территорию Ирака западнее позиций корпуса. Тремя часами позже основные силы французов, усиленные 2-й бригадой 82-й ВДД, перешли границу и устремились к небольшому городу Салман в 140 км от границы. Он представлял собой достаточно важный транспортный узел, поскольку находился на пересечении дорог, кроме того, в городе имелся аэропорт.

Продвигаясь в темноте под мелким дождем, американо-французские силы не встретили ни малейшего сопротивления со стороны иракских войск, но под Салманом их ожидал сюрприз – десятитысячная иракская 45-я пехотная дивизия. Впрочем, это соединение было уже достаточно измотано за время «бесконтактной» войны. Против иракских ДОТов и вкопанной в землю бронетехники генерал Жанвье выслал вооруженные ракетами вертолеты «Газель». В результате недолгой битвы иракская дивизия была разгромлена, 2500 военнослужащих сдались в плен. Взятый под контроль союзных войск район недавнего сражения получил кодовое наименование ROCHAMBEAU. После этого французы заняли Салман без сопротивления, и остановились, ожидая иракской контратаки, которая так и не последовала. Безопасность левого фланга союзников была обеспечена. Контролируемый французами район города Салман был условно обозначен как WHITE.

Тем временем 1-я и 3-я бригады 82-й ВДД взяли под контроль двухполосное шоссе на юге Ирака, открыв путь для переброски в северном направлении колонн боевой техники и снабжения.

Атака основных сил XVIII-го ВДК под командованием генерала Дж. Х. Б. Пэя Третьего была запланирована на 05.00, но она была отложена из-за погодных условий. Густой туман мешал действиям авиации, делая невозможным проведение миссий ближней огневой поддержки наступающих наземных сил. Наконец, в 07.05 по сигналу Пэя в воздух поднялись 40 вертолетов «Чинук» и 60 «Блэк Хоуков» 18-й авиабригады с личным составом 1-й бригады 101-й ВДД на борту. Их сопровождали ударные «Апачи» и «Кобры». Вторгнувшись на 180 км вглубь Ирака, бригада заняла район COBRA северо-западнее зоны WHITE. Это был самый крупный вертолетный десант в военной истории. Уже к обеду 24-го февраля в районе COBRA были развернуты передовые пункты снабжения, куда тяжелые транспортные вертолеты «Чинук» доставляли боеприпасы, горючее, оборудование для заправки техники и необходимые материалы для сооружения долговременной базы. В то же время от саудовской границы 700 быстроходных грузовиков снабжения с топливом и боеприпасами выдвинулись к реке Евфрат. Произведя дозаправку техники в зоне COBRA, подразделения 101-й ВДД стремительно двинулись на север. К вечеру они уже углубились на 270 км в территорию Ирака и перерезали шоссе № 8 – одну из нескольких дорог, соединяющих иракские части в Кувейте с Багдадом. 

Колонна танков 3-й бригады 1-й бронетанковой дивизии

Колонна танков 3-й бригады 1-й бронетанковой дивизии США в ходе наступления на Кувейт.

Передовые американские подразделения наступали даже быстрее, чем ожидалось, и это вызвало определенные проблемы. Боясь ослабить наступательный порыв своих войск, генерал Люк дал командирам частей полную свободу движения. В результате получилось, что танки, которые неслись по пустыне со скоростью 80 км/ч выходили из радиуса действия своей артиллерии, которая могла перемещаться со скоростью всего 50 км/ч, и к тому же была вынуждена делать остановки для ведения огня. Чтобы хоть как-то исправить положение, артиллерия была разделена на 2 группы, одна из которых вела огонь, в то время, как другая на максимальной скорости ехала вперед. Впрочем, в данном случае американцы не были «наказаны» за нарушение тактических канонов – главным образом, из-за крайне слабого сопротивления иракских войск.

24-я механизированная дивизия XVIII-го ВДК под командованием генерала МакКэфри получила задачу блокировать долину Евфрата с целью воспрепятствовать бегству на территорию Ирака войск, дислоцированных в северной части Кувейта. Затем ей предстояло начать наступление на восток во взаимодействии с тяжелыми дивизиями VII-го корпуса. 24-я была самой крупной из когда-либо сформированных американских дивизий со времен I-й Мировой войны. В составе 34-х ее батальонов насчитывалось 25000 человек личного состава, 241 танк «Абрамс» и 221 БМП «Брэдли», 6500 колесных и 1300 гусеничных транспортных средств, 94 вертолета, 72 ствольных и 9 реактивных артиллерийских систем. Такое количество боевой техники позволяло сокрушить оборону нескольких дивизий иракской Национальной гвардии. 

Дивизия начала наступление в 15.00 всеми тремя своими бригадами – 1-й, 2-й и 197-й. Тактически батальоны дивизии действовали не в составе своих бригад, а четырьмя большими отрядами, каждый из которых двигался, построив технику в каре размерами 6-8 км по фронту и 25-35 км в глубину. Периметр образовывали танки и БМП, внутри находились штабы и подразделения снабжения. Каждая из таких боевых формаций прикрывалась кавалерийским подразделениями, контролировавшими пространство шириной 9-16 км по фронту. Сопротивление иракцев было минимальным. Дивизия продвигалась со скоростью 45-50 км/ч.

Большое преимущество американским войскам давала хорошая техническая оснащенность подразделений современными средствами навигации. На бедной ориентирами пустынной местности дивизия корректировала направление своего наступления при помощи систем спутниковой навигации и дальней радиолокационной разведки. Небольшие подразделения оснащались системами GPS. Все командиры и водители боевых машин имели очки ночного видения. В результате с наступлением ночи американские подразделения смогли не блуждать в темноте, или стоять на месте, дожидаясь наступления утра, а уверенно двигались в нужном направлении. Перемещение в темноте больших масс войск порождало у американцев опасение потерь от огня своих же подразделений, который, как показала ситуация под Хафджи, был даже опаснее, чем огонь противника (англосаксы дали этому явлению специальный термин «дружественный огонь» или “fratricide”). Здесь янки пошли обычным для себя путем – внедрили новую технологию. Специальные «фонари Бадда» (по имени их создателя Генри Бадда), излучавшие в инфракрасном спектре, и заметные через приборы ночного видения с расстояния 2 км были закреплены на антенны более чем 10000 единиц техники, чтобы пилоты и операторы вооружения могли легко отличать свою технику от вражеской. К полночи МакКэфри остановил дивизию на линии, расположенной на 120 км в глубине иракской территории.

Самая ответственная задача была возложена на VII-й корпус. Этому соединению предстояло сокрушить оборону элитных дивизий Республиканской гвардии Ирака. Поэтому копус представлял собой скорее мини-армию и насчитывал 142 тыс. человек, 1587 танков, 1502 БМП «Бредли» и бронетранспортеров, 669 артустановок и 223 боевых вертолета. Вся эта масса войск и техники потребляла чудовищное количество ресурсов. Ежедневно ей требовалось 12 тыс. тонн горючего и 6 тыс. тонн боеприпасов. Остается только отдать должное американской тыловой поддержке, которая смогла обеспечить функционирование этой армады.

VII-му корпусу предстояло продвинуться на север, вглубь Ирака, а затем повернуть на восток, захлопывая «кувейтский мешок» с иракскими войсками внутри. Первоначально генерал Шварцкопф планировал ввод 7-го корпуса в бой лишь 25-го февраля, но из-за неожиданно быстрого продвижения вперед XVIII-го ВДК наступление пришлось ускорить.

Первой саудовско-иракскую границу пересекла 1-я кавалерийская дивизия генерала Тилелли. Вскоре она столкнулась с иракской 27-й пехотной дивизией, которую быстро разбила. После этого началось наступление основных сил корпуса. 1-я кавалерийская дивизия осталась в тылу наступающих, обнаруживая и нейтрализуя уцелевшие иракские подразделения. В 05.38 1-я пехотная дивизия начала атаку иракских оборонительных позиций. В отличие от крайне слабой обороны на северо-востоке здесь американцев встретили проволочные заграждения и минные поля, за которыми находились многокилометровые траншеи, полные иракских солдат.

Боевой бульдозер M9

Американский скоростной боевой бульдозер M9.

Англосаксы при виде иракской обороны, впрочем, не смутились, а в очередной раз продемонстрировали свою жестокую изобретательнойсть. Прорвав инженерные заграждения, и на ходу ведя ураганный огонь, американская бронетехника устремилась к позициям иракцев. Часть танков была оснащена навесными ковшами, также в атакующих порядках находились боевые бульдозеры. Концентрация техники на участках прорыва и плотность огня ее были таковы, что иракские расчеты противотанковых средств просто не могли высунуться из траншей. «Оседлав» иракские позиции, инженерная техника повернула на 90 градусов и, под прикрытием плотного огня БМП «Бредли» двинулась вдоль траншей, загребая их вместе с иракскими солдатами. Так, без потерь со стороны американцев были полностью зарыты траншеи длиной 16 км, а все их защитники заживо погребены или взяты в плен. В иракских минных полях были проделаны 24 безопасных коридора, через которые должна была пройти 1-я британская бронетанковая дивизия.

В это же время на левом фланге 2-й кавалерийский полк вывел 1-ю и 3-ю американские бронетанковые дивизии на иракскую территорию.Оба указанных соединения начали быстрое наступление на города Аль Бисайю, центр снабжения и логистики, расположенный на 150 км в глубине Ирака. Дивизии наступали в плотных боевых порядках 25 км по фронту и 50 км в глубину. Их бригады располагались как бы на вершинах гигантских треугольников, обращенных остриями вперед. Между двумя фланговыми бригадами находились подразделения артиллерии и снабжения.

Взрыв боекомплекта на Т-62

Взрыв боекомплекта на иракском Т-62 после поражения его американским танком.

Изрядно потрепанные ударами с воздуха иракские части оказывали слабое сопротивления. В первый час наступления американцам удалось подбить 2 Т-55 и 5 БМП, несколько позже были разгромлены 7 небольших иракских постов. Всего в этот день VII-м корпусом было взято 1300 пленных. Тем не менее, генерал Франкс решил, что в ходе наступления 1-я и 3-я бронетанковые дивизии чрезмерно удалились от 1-й пехотной, и это может может негативно сказаться на боевом взаимодействии соединений корпуса. На 30 км в глубине Ирака наступление VII-го корпуса было временно приостановлено.

На приморском направлении боевые действия начались в 01.00 бомбардировкой побережья Кувейта линкором «Миссури». Иракское командование приняло артобстрел с моря как подготовку к высадке морского десанта, и было вынуждено держать на прибрежных позициях значительные силы для отражения возможного нападения.  Впрочем, десант так и не последовал. Американцы посчитали, что штурм укрепленных позиций с моря обойдется им слишком дорого.

В 04.00 соединения Корпуса морской пехоты США, дислоцированные на берегу: армейская «Тигриная» бригада, 2-я бронетанковая дивизия, 1-я и 2-я дивизии морской пехоты начали наступление. Им была поставлена задача взять под свой контроль главную цель – Кувейт-Сити, который находился в 80 км к северо-западу. Однако серьезные оборонительные полосы и плотная  концентрация иракских войск не дали морпехам продвигаться столь же быстро, как коалиционным силам на левом фланге и центре. Морская пехота не имела на вооружении танков «Абрамс», а только устаревшие М60А3. Их действия поддерживала «Тигриная» бригада, оснащенная «Абрамсами» М1А1, которые обладали достаточной огневой мощью для борьбы с любой бронетехникой противника. Первоначально американцев встретили линия рвов и два минных поля. Танки М60А3 с навесными ковшами быстро засыпали рвы, но преодоление минных заграждений заняло значительное время. Для этого были использованы танки М60А3 с минными тралами, которые проделали шесть проходов в минных полях между нефтяными месторождениями Аль Вафра и Умм Кадур. Только в 16.15 «Абрамсы» «Тигриной» бригады прошли через минные поля.

В целом, действия морпехов в этот день были достаточно успешными. Им удалось продвинуться на 32 км вглубь Кувейта. При этом 2-й дивизией была захвачена техника 9-го иракского танкового батальона – 35 Т-55. 1-я дивизия провела успешный бой за авиабазу Аль-Джабер, в ходе которого был уничтожен 21 иракский танк.

 

25 февраля

Схема продвижения союзников 25 февраля

Схема продвижения союзников 25 февраля

Ранним утром 25 февраля соединения XVIII-го ВДК продолжили свое продвижение вглубь Ирака. 82-я ВДД двигалась за 6-й французской ЛБД. Первой их целью был район под условным названием WHITE. Как только указанный район был занят, 3-я бригада 101-й ВДД была переброшена вглубь вражеской территории, десантировавшись на южном берегу реки Евфрат, западнее города Ан Насиния с целью установления контроля над долиной реки.

В то же время, еще до наступления рассвета, 197-я бригада 24-й дивизии атаковала зону BROWN. Организованное сопротивление иракских подразделений было сломлено сильной артподготовкой, так что американцам вместо врагов пришлось иметь дело c деморализованными военнопленными. Уже к 07.00 сектор BROWN был зачищен. Шестью часами позже 2-я бригада зачистила район GREY на правом фланге. В 14.50, не останавливаясь на достигнутом, 1-я и 2-я бригады продолжили движение на восток, вглубь территории Ирака, и в 14.50 очистили от противника район RED. Таким образом, к концу дня XVIII-му ВДК ценой незначительных потерь (по официальной версии - двое убитых и двое пропавших без вести) удалось сломить сопротивление 26-й и 35-й пехотных иракских дивизий, и занять все намеченные районы.

Тем временем командующий VII-м корпусом генерал Франкс столкнулся с двумя серьезными проблемами. Первая заключалась в том, что 1-й британской бронетанковой дивизии по состоянию на 25-е февраля так и не удалось полностью выйти на иракскую территорию через проходы в минных полях, проделанные 1-й пехотной дивизией США. А ведь именно ей  предстояло стать главной ударной силой в борьбе с танковыми частями Республиканской гвардии Ирака. В то время, как 1-я и 3-я американские бронетанковые дивизии находились значительно западнее, 1-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии оказались уязвимы перед массированным танковым контрударом.

Еще более тревожная ситуация возникла на правом фланге корпуса. Правительства некоторых арабских стран, опасаясь сложностей в послевоенных отношениях с соседями, начали испытывать сомнения в том, стоит ли вводить свои войска на территорию Ирака, или ограничиться непосредственным освобождением Кувейта. Таким образом весь план наступления, разработанный американским командованием, оказался под угрозой срыва. Чтобы подстраховаться на случай саботажа со стороны арабских стран, генерал Шварцкопф оставил 1-ю кавалерийскую дивизию в качестве резерва на правом фланге VII-го корпуса. Опасения американцев оказались не напрасными – египетский и сирийский контингенты медлили с входом в Ирак, вследствие чего в линии фронта коалиционных войск правее VII-го копуса образовалась огромная брешь. Однако ее закрыла 1-я кавалерийская дивизия, усиленная 2-м бронекавалерийским полком.

Техника 1-й бронетанковой дивизии США проходит мимо горящих остатков иракского танка.

Техника 1-й бронетанковой дивизии США проходит мимо горящих остатков иракского танка.

Несмотря на трудности, VII-й корпус продолжал наступление. Артиллерия, тактические ракетные батареи, самолеты ближней огневой поддержки и боевые вертолеты наносили интенсивные упреждающие удары на пути следования наступающих войск, и повторяли их в случае малейшего ответного огня иракцев. В то же время подразделения психологической войны обращались к уцелевшим иракцам с призывами сдаваться в плен. Психологическая обработка в сочетании с убийственным огнем достаточно эффективно ломала сопротивление иракских частей. Только однажды после призыва о сдаче в плен иракцы предприняли контратаку, однако на дистанции 2 км были встречены огнем 1-й американской бронетанковой дивизии. За 10 минут было уничтожено 40-50 иракских танков и бронетранспортеров.

Наконец, ближе к полудню арабские войска из состава тактического командования «Север», ранее замершие в нерешительности, все-таки двинулись вперед, и смогли в должной мере прикрыть правый фланг VII-го корпуса, чтобы обеспечить его дальнейшее наступление.

После полудня американская 1-я пехотная дивизия расширила проходы в минных полях. Кроме того, ее бойцами были захвачены командующий 26-й иракской пехотной дивизией со своим штабом и два командных поста иракских бригад. Тем временем 1-я британская 1-я бронетанковая дивизия наконец-то прошла через минные поля и приготовилась атаковать позиции 52-й иракской танковой дивизии.

Тем временем десантные корабли с тремя бригадами морской пехоты приблизились к побережью Кувейта, демонстрируя готовность начать высадку. 24-26 февраля 5-я ЭбрМП высадилась на территории Саудовской Аравии в 45 км южнее кувейтской границы, и заняла позиции в резерве Восточной группировки войск Арабской лиги. Это убедило иракское командование в том, что главный удар коалиционных сил будет наноситься вдоль побережья, в том числе при поддержке морского десанта. Иракцы не решились перебросить на другое направление четыре дивизии, ожидавших высадки десанта, которая так и не произошла.

Американские морпехи на подступах к Кувейт-Сити. Во время короткой остановки бойцы покинули машины и смотрят на клубы дыма от горящих нефтяных скважин.

Американские морпехи на подступах к Кувейт-Сити. Во время короткой остановки бойцы покинули машины и смотрят на клубы дыма от горящих нефтяных скважин.

25 февраля соединения морской пехоты США приблизились к Кувейт-Сити. Вскоре после полуночи иракцы предприняли первую в секторе ответственности морской пехоты танковую контратку. Удар пришелся на позиции 6-го полка 2-й экспедиционной дивизии МП. Сочетая удары ближней воздушной огневой поддержки, огонь танков, артиллерии и ПТУР, морпехи отбили контратаку. Тем временем «Тигриная» бригада обошла иракцев с левого фланга и к утру зачистила комплекс бункеров, где укрывались иракские войска. После обеда «Тигриной» бригадой при поддержке 2-го батальона морской пехоты была было предпринято наступление на еще один важный укрепленный район - комплекс хранилищ сельскохозяйственной продукции, превращенный иракскими войсками в крепость и прозванный американцами «Лотком со льдом» (“Ice cube tray”) из-за сходства с указанным предметом при наблюдении с воздуха. «Лоток со льдом» располагался на возвышенности и представлял собой значительную площадь, застроенную бетонными ангарами и заборами. Его занимали иракские 3-я танковая и 1-я пехотная дивизии, которые оказали жестокое сопротивление. Сражение происходило в условиях практически нулевой видимости из-за дыма от горящих нефтяных полей. Весь бой длился около 8-9 часов, и закончился после 22.00 очисткой его территории от иракцев. Информация о потерях американцев в этом бою отстутствует, однако логично предположить, что быстрый штурм большой по площади бетонной застройки, и неизбежно связанный с этим ближний бой, никак не могли обойтись определенных потерь с американской стороны, по крайней мере, в живой силе.

Еще одно фото морпехов иллюстрирует, насколько слабой была видимость из-за дыма от горящих нефтяных скважин.

Еще одно фото морпехов иллюстрирует, насколько плохой была видимость из-за дыма от горящих нефтяных скважин.

В результате боевых действий 25 февраля союзниками были достигнуты все поставленные цели. Однако было бы большим преувеличением говорить о том, что у коалиции в этот день все прошло гладко. Во-первых, иракцы продолжали жечь кувейтские нефтяные скважины.  По состоянию на 25 февраля их горело примерно 200, и союзники пока никак не могли помешать этому процессу.

Во-вторых, уцелевшие пусковые установки «Скадов» продолжали колесить по пустыне, нанося удары по территории Израиля и Саудовской Аравии. При всей неточности «Скадов» в этот день иракцам улыбнулась удача. Одна из ракет попала в казарму, расположенную на территории военной базы Дахран, Саудовская Аравия. На момент попадания в казарме находилось более 200 американских военнослужащих  - резервистов из штата Пенсильвания. Это был персонал тылового подразделения, не принимавший непосредственного участия в боевых действиях, однако по иронии судьбы именно тыловики-резервисты, находившиеся вдали от линии фронта, понесли самые большие за всю войну одномоментые потери. По официальным данным, американцы отделались 28 убитыми и 97 ранеными. Однако, возникают обоснованные сомнения в обьективности этих данных. Выходит, что 100 человек из находившихся на тот момент в казарме, от попадания боеголовки весом в одну тонну вообще не пострадали, в то время как само здание превратилась в груду горящих развалин! Исходя из логики и здравого смысла можно предположить другое: от попадания «Скада» погибли все, кто находился в казарме, а американская пропаганда «скромно» занизила количество убитых приблизительно в 10 раз.

 

26 февраля

Продвижение союзников 26 февраля

Схема продвижения союзников 26 февраля

26 февраля оказалось насыщено крупными сражениями, которые определили исход всей операции. В этот день войска генерала Шварцкопфа начали осуществлять маневр, получивший название «Радуйся, Мария!» - бросок на северо-восток с дальнейшим резким поворотом в восточном направлении, который в конечном итоге привел к «захлопыванию ловушки» для иракских соединений, которые находились на территории оккупированного Кувейта.

Утром 26 февраля соединения XVIII-го воздушно-десантного корпуса повернули на северо-восток и вышли в долину Евфрата. На острие атаки находилась 24-я механизированная дивизия. 101-я, 82-я ВДД и 6-я ЛБД прикрывали фланги. Сильнейшая песчаная буря подняла в воздух такие облака пыли, что даже днем было практически темно. Облака пыли забивали фильтры двигателей техники и стали серьезными испытанием для тепловизионного оборудования.

В 14.00 24-я дивизия атаковала иракские авиабазы Джабан и Талил. В данном районе американцам пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением иракцев. 47-я и 49-я пехотные дивизии, дивизия Республиканской гвардии «Навухудоноссор» и 26-я бригада коммандос заняли оборонительные позиции в скалах. 1-я бригада 24-й дивизии находилась под обстрелом иракских танков и артилерии в течение четырех часов. В конце-концов технологическое превосходство и выучка американцев взяли верх. Все позиции иракской артиллерии в скальных укрытиях были выявлены при помощи РЛС, и затем на них обрушился в несколько раз более интенсивный ответный огонь. В конце-концов шесть иракских артиллерийских батарей были полностью уничтожены. В условиях чрезвычайно плохой видимости тепловизионные прицелы давали американским танкистам большое преимущество. Они вели точный огонь по танкам противника с дистанции до 4 км, в то время, как иракские экипажи даже не могли видеть врага. На стороне американцев, как всегда, был убийственный огонь самолетов ближней воздушной огневой поддержки и «Апачей». За несколько часов иракские соединения были выбиты из своих укрытий и разгромлены.

Следующая крупная битва в этот день произошла на рассвете в районе городка Аль-Бисайя. Этот небольшой город, состоявший всего из четырех-пяти десятков зданий,  находился на пересечении важных дорог и был превращен иракскими войсками в укрепленный пункт. В 1,5 км к югу от города находились траншеи, усиленные ДОТами и пулеметными гнездами. Гарнизон Аль-Бисайи составлял иракский батальон, усиленный 12 танками Т-55 и Т-62, а также 12 бронированными машинами. Вся бронетехника была вкопана в глубине оборонительных позиций по периметру города.

РСЗО M987 MLRS

РСЗО M987 MLRS

Штурм города был поручен 2-й «Железной» бригаде 1-й бронетанковой дивизии VII-го корпуса. Атака началась в 6.30. Приблизившись к городу, американцы открыли минометный огонь по переднему краю иракских позиций. После этого часть иракских военнослужащих сдалась в плен, и была отконвоирована разведвзводом в глубину американских позиций. Сопротивление оставшихся иракцев не было сильным. При приближении американцев на левом фланге был открыт слабый огонь из траншей, однако, когда танки подошли к ним вплотную, иракские солдаты сразу же сдались. Подразделения «Железной» бригады прошли через город, поочередно уничтожив все иракские танки, причем часть из них уже была покинута. Не утруждая себя зачисткой зданий, в 8.50 американские подразделения образовали вокруг города «квадрат смерти», в центр которого был вызван огонь РСЗО MLRS. В этом сражении были уничтожены 12 иракских танков, 2 БРДМ и 1 БМП, 16 различных машин захвачено. У американцев потерь не было.

Несколькими часами позже к северо-востоку от Аль-Бисайи, и к 25 км к западу от кувейтской границы в безжизненной пустыне произошло крупнейшее танковое сражение в этой войне, получившая название «Битва 73 истинг» - по обозначению условной линии координат на GPS-картах, за отсутствием иных ориентиров. Здесь 25 февраля заняла позиции лучшее соединение Саддама – дивизия республиканской гвардии «Тавакална» в составе 18-й, 9-й и 29-й бригад. На левом фланге дивизии заняли оборону 18-я механизированная бригада РГ и 37-я бронетанковая бригада. Южнее их находилась 12-я танковая дивизия. Позади указанных соединений была расположена вторая линия обороны - дивизии РГ Ирака «Медина» и «Хаммурапи», а также 10-я танковая дивизия.

Иракцы не успели как следует оборудовать оборонительные позиции. Минные поля и проволочные заграждения были установлены лишь частично. Между тем к ним уже стремительно приближался авангард  VII-го корпуса: 1-я американская бронетанковая дивизия, 3-я бронетанковая дивизия, 1-я пехотная дивизия. Впереди их двигался 2-й бронекавалерийский полк под командованием полковника Холдера, выполнявший функции разведки. В условиях песчаной бури видимость составляла всего 300 м, однако тепловизионные приборы увеличивали ее до километра. В 7.00 полк наткнулся на иракский патруль из десяти Т-72 и БМП, и запросил воздушную поддержку. Однако из-за песчаной бури вертолеты, приданные полку,  не смогли подняться в воздух. Кавалеристы уклонились от боя, и продолжили движение вперед, стараясь обходить встречавшиеся на пути мелкие подразделения иракцев. В 15.30 2-й эскадрон 2-го полка наткнулся на левый фланг укрепленных позиций 18-й механизированной бригады иракцев в русле высохшей реки «вади», и с ходу уничтожил три Т-72. В целом, атака 2-го БКП застала иракцев врасплох. Их техника преимущественно была рассредоточена в укрытиях, с выключенными двигателями, экипажи находились снаружи. В ходе жестокого скоротечного боя, буквально за несколько десятков минут всеми тремя эскадронами полка было уничтожено в общей сложности 50 иракских танков и 67 единиц БМП и другой техники. Однако битва только начиналась. К месту сражения выдвигались новые Т-72. После 18.00 волны иракских танков при поддержке пехоты и бронетранспортеров несколько раз врывались в русло «вади», однако все атаки были отбиты кавалеристами. Последним сильно помогали огонь артиллерии, боевые вертолеты и ближняя воздушная огневая поддержка, которые не давали атакующим приблизиться вплотную. В результате иракских атак 2-й БКП потерял 1 БМП «Бредли» и наводчика из ее экипажа убитым от огня 73-мм пушки иракской БМП. Впрочем, для такого боя данные потери можно считать незначительными. Впоследствии полковник Холдер был награжден командованием за грамотное руководство подчиненной ему частью в этом бою.

Ночная атака - картина Марио Асеведо

"Ночная атака" - иллюстрация Марио Асеведо

Между 22.00 и 22.30 на поле боя наступил относительное затишье, во время которого кавалеристы пропустили через свои позиции подоспевшую 1-ю пехотную дивизию. Теперь иракцам противостоял гораздо более серьезный враг – 6 батальонов танков и БМП и 6 батальонов САУ. Тем не менее, они приготовились к бою. 1-й танковый батальон, попытавшийся провести разведку боем, в результате ответного огня иракцев потерял два танка «Абрамс» (что поначалу не признавалось американским командованием), и вынужден был отойти.  

Тем временем 3-я бригада 1-й пехотной дивизии атаковала южный фланг дивизии «Тавакална». В иракских укрепленных полосах были проделаны проходы, в которые устремилась американская техника. При этом в тылу у американцев оставались Т-55 37-й бригады, ранее не обнаруженные в тепловизоры по причине выключенных двигателей, а также расчеты РПГ. Образовался «слоеный пирог» из американских и иракских подразделений. Иракцы, маневрируя в темноте, пытались поразить в корму американские боевые машины. Те, в свою очередь, отвечали огнем из развернутых назад башен. В это каше американцам вновь пришлось испытать на себе самый страшный тип огня – «дружественный». «Отбивая» воображаемую атаку иракцев с тыла впереди идущие танки уничтожили пять своих «Абрамсов» и четыре БМП «Бредли».

Все это привело к тому, что несморя на приказ генерала Шварцкопфа продолжать наступление, командующий 1-й пехотной дивизией полковник Вайсман отвел свои батальоны назад. По позициям дивизии «Тавакална» был нанесен массированный артиллерийский удар. Наступление в секторе 1-й пехотной дивизии было приостановлено.

Тем временем дивизия «Тавакална» была атакована и в центре своей боевой линии. Здесь были сосредоточены, предположительно, 9 иракских батальонов: 3 механизированных батальона 29-й механизированной бригады,  3 танковых и 1 механизированный батальон 9-й танковой бригады, 1 батальон 46-й механизированной и 1 батальон Т-62 10-й танковой дивизии. Оборона в этом секторе была очень плотной. На пространстве в 270 кв. км было сосредоточено 160 танков, 117 БМП, сотни других боевых машин, 10 артиллерийских батарей и 35 тысяч человек личного состава. Генерал-майор Фанк, командующий 3-й бронетанковой дивизией, осознавал мощь иракской обороны, как и тот факт, что в секторе его ответственности противник не имеет уязимых флангов. Американцы начали бой на дальней дистанции, применяя ПТУР «ТОУ», противотанковые снаряды “Copperhead” и артиллерийские боеприпасы DPICM (каждый такой боеприпас является контейнером для большого количества небольших боевых частей, которые множеством мелких разрывов «выкашивают» значительную площадь), и нанесли большой урон 9-й бригаде. Уцелевшие иракцы, тем не менее, продолжали сражаться, не пуская американцев вперед. Их продвижение в этом секторе было задержано на 12 часов.

В 19.20 на левом (северном) фланге 3-й бронетанковой дивизии произошло столкновение разведгруппы 4-32 с танком Т-72, на броне которого находился десант. Танк был уничтожен, однако на помощь пехоте подоспел взвод Т-72. В 21.00 группа 4-32 вышла из боя, потеряв одну разведывательную машину «Бредли» и двух человек убитыми от «дружественного огня».

Отдельный кавалерийский эскадрон 4/7 дивизионного подчинения на южном фланге дивизии столкнулся с подразделением вкопанных в землю танков. После часового боя, не принесшего положительного результата, американцы начали отход. В суматохе американский танк  по ошибке уничтожил «Бредли» эскадрона 4/7, убив наводчика. Еще одна «Бредли» была подбита с позиций 2-й бронетанковой дивизии США. Потери от «дружественного огня» вызвали замешательство разведчиков. Воспользовавшись неразберихой, иракцы обрушили на эскадрон интенсивный огонь, повредив девять из тринадцати боевых машин в дополнение к двум пострадавшим от «дружественного огня». В результате этой стычки было убито двое и ранено двенадцать американских военнослужащих.

Уничтоженный иракский Т-59 - китайская копия Т-55.

Уничтоженный иракский Т-59 - китайская копия Т-55.

Несмотря на подавляющее огневое превосходство американцев, им так и не удалось значительно продвинуться вперед. Тогда генерал Фанк вызвал массированный артиллерийский огонь на позиции иракцев. По квадрату площадью 9 кв. км, где находилась основная часть иракских оборонительных позиций, работали с закрытых позиций пять артиллерийских батальонов. После этого иракская оборона подверглась налету ударных вертолетов.

Около 22.00 подразделения 2-й бронетанковой бригады начали преодоление оборонительных позиций 29-й дивизии. Завязался запутанный ночной бой, в котором лучше оснащенные американцы имели преимущество. Они поражали своих противников раньше, чем те могли определить, откуда ведется огонь. Иракские пехотинцы выскакивали из своих укрытий, стремясь приблизиться вплотную к американской технике, но до того, как им это удавалось, скашивались пулеметным огнем. Несколько танковых контратак, предпринятых иракцами, успеха не имели. В течение последующих четырех часов первый эшелон обороны 29-й механизированной бригады перестал существовать. Тогда генерал Фанк выдвинул вперед 3-ю бронетанковую бригаду, которая утром 27 февраля атаковала тыл дивизии «Тавакална».

В то время, как командование «Тавакалны» сосредоточило основные усилия на удержании левого фланга и центра, ее правый (северный) фланг подвергся атаке 1-й американской бронетанковой дивизии под командованием генерал-майора Рона Гриффита. Основной задачей Гриффита была атака дивизии РГ «Медина», которая занимала позиции в тридцати километрах восточнее (позади) дивизии «Тавакална». Однако один из батальонов иракской 29-й бригады находился на пути у подразделения 1-й бронетанковой дивизии – 3-й бригады под командованием полковника Занини.

Последний постарался сконцентрировать на иракских позициях максимально возможную огневую мощь, задействовав артиллерию, боевые вертолеты и прямой огонь мотопехоты, при этом сведя к минимуму неразбериху в своих рядах. Тем временем танковый батальон Task Force 1-37 Armor в составе 45 «Абрамсов» M1A1 в темноте начал движение к иракским позициям со скоростью 10 км/ч. На расстоянии 1 км за ними двигались  БМП «Бредли», которые прикрывали танки от нападения сзади.

Иракские гвардейцы оказали ожесточенное сопротивление. Многие иракские танки находились на позициях с выключенными двигателями, стремясь до поры до времени укрыться от американских тепловизионных прицелов. Впрочем нередко их все равно «вычисляли» по необычным белым пятнам – голова командира танка, высунутая из люка, на фоне холодного ночного воздуха была заметна сквозь тепловизор. Расчет иракцев строился на том, чтобы, пропустив мимо себя американскую технику, поражать ее затем в борта и корму.  Иракская пехота 3-5 секундными бросками сближалась с американскими танками, чтобы поразить их на короткой дистанции. Горящая техника и взрывы снизили эффективность американских тепловизоров. В этой ситуации иракцам удалось уничтожить четыре «Абрамса» и ранить шестерых американцев.

Тем не менее, у батальона иракской 29-й бригады не было шансов. Противостоявший ему танковый батальон 1-37 Armor считался лучшим в американской армии по артиллерийской выучке. Благодаря хорошей подготовке, броне «Абрамсов» и определенной доле везения американам в этом бою удалось избежать потерь убитыми. Зато техника двух иракских танковых рот (24 Т-72) и мотострелковой роты (14 БМП) была сожжена, а само иракское подразделение практически утратило боеспособность.

Одновременно с атаками по фронту, американцы наносили артиллерийские и авиационные удары в глубину позиций противника. Атаке подверглись подразделения второй линии обороны, артиллерийские батареи, подразделения связи и снабжения. Было уничтожено 2 артиллерийских батареи и 12 единиц техники тыловых подразделений.

Атаки вертолетов продолжались и в то время, когда 1-я пехотная дивизия США проходила сквозь позиции 2-го бронекавалерийского полка. В 21.00 26 февраля боевые вертолеты нанесли удар в глубине обороны 18-й механизированной и 9-й бронетанковой дивизий, помешав иракской артиллерии вести огонь в тот момент, когда подразделения 1-й пехотной дивизии преодолевали иракские линии заграждений.

Аналогичным образом американцы действовали и утром 27 февраля в зоне ответственности 3-й бронетанковой бригады. Постоянные глубокие удары по боевым и обеспечивающим подразделениям не давали иракцам перегруппироваться, пополнить запасы, при этом полностью дезорганизовав систему управления. У командования дивизии «Тавакална» уже не оставалось ни резервов для контратак, ни сильных позиций, чтобы замедлить наступление американцев.  Гвардейцы не могли предпринять ничего кроме того, чтобы сражаться и умереть. Большинство из них так и поступило.

 

27 февраля

Схема продвижения союзников 27 февраля.

Схема продвижения союзников 27 февраля.

Утром 27 февраля дивизия РГ Ирака «Тавакална» прекратила свое существование. Она была полностью разгромлена сосредоточенным ударом шести американских бригад и бронекавалерийского полка, фланговыми ударами двух бригад, а также глубокими вертолетными и артиллерийскими атаками. «Тавакална», без сомнения, была элитой иракских вооруженных сил, и в последнем бою ее солдаты проявили исключительную отвагу и стойкость. Однако этого оказалось мало в борьбе против великолепно обученных, оснащенных и мотивированных американских войск, действующих в рамках современной доктрины наземно-воздушного боя. Несмотря на то, что дивизия «Таваклана» имела лучшее в иракских вооруженных силах оснащение, его возможности не были использованы в полной мере из-за недостаточной выучки иракских военных. Экипажи иракских боевых машин не могли ни вовремя обнаружить противника, ни с достаточной точностью поражать цели в условиях быстротечного боя. Кроме того, американское командование было слишком компетентым для того, чтобы позволить противнику предпринять активные действия. В ходе битвы командование «Тавакалны» не смогло ни осуществить маневрирование подразделениями, ни использовать резервы, ни сколько-нибудь эффективно применить артиллерию. Все, что оставалось иракцам – осуществлять пассивную, хотя и стойкую оборону до тех пор, пока огромные потери в технике и личном составе не сделали дальнейшее сопротивление невозможным. Тем не менее, гибель «Тавакалны» не была напрасной – своим героическим сопротивлением она дала другим иракским соединениям время для отступления из «кувейтской ловушки» в Басру.

С разгромом «Тавакалны» командующий 7-м корпусом генерал Франкс смог сосредоточить все подчиненные ему силы: 1-ю бронетанковую, 1-ю бронекавалерийскую, 3-ю бронетанковую, 1-ю пехотную дивизии США, 2-й бронекавалерийский полк, 1-ю британскую бронетанковую дивизию против остальных дивизий РГ Ирака, расположенных восточнее.

1-я американская бронетанковая дивизия вступила в боевое столкновение с дивизией РГ Ирака «Медина», уничтожив 61 иракский танк, 34 БМП и несколько артиллерийских батарей противника.

1-я пехотная дивизия разгромила 12-ю и 10-ю иракские бронетанковые дивизии. 1-я британская бронетанковая дивизия проделала то же самое с 52-й бронетанковой и тремя пехотными дивизиями противника. Правда, в этот день она потеряла 2 БМП и 9 человек убитыми от «дружественного огня» самолетов ближней воздушной поддержки А-10.

В то же время дивизия РГ Ирака «Хаммурапи» с целью предотвращения разгрома американцами была спешно отведена на север, и пересекла реку Евфрат.

Иракская техника, уничтоженная на окраинах Кувейт-Сити в результате авианалета.

Иракская техника, разбомбленная на окраине Кувейт-Сити.

Фактически, 27 февраля иракцы думали не столько о сопротивлении, сколько о том, как ускользнуть от гигантского «невода» в виде соединений VII-го корпуса. Уже ночью с 26 на 27 февраля началось паническое бегство иракских частей с территории Кувейта. Основная масса транспорта с иракскими войсками передвигалась по шоссе Кувейт-сити – Басра, и была обнаружена разведывательными самолетами E-8. Вслед за этим авиация союзников начала наносить удары по шоссе, вследствие чего сама дорога, и ее обочины вскоре оказались покрыты разбитой техникой. Когда эта картинка попала на ТВ, журналисты окрестили трассу Кувейт-сити – Басра «шоссе смерти». Правда, трупов там было видно очень немного. Скорее всего, иракские солдаты успевали разбегаться по пустыне еще до авиаударов.

Шоссе Кувейт-Сити – Басра была взята под полный контроль войсками VII-го корпуса к 18.00 27 февраля. Продвижение корпуса на восток с нанесением авиационных и артиллерийских ударов по выявленным подразделениям противника продолжалось до 08.00 28 февраля.

В целом, за 80 часов непрерывного движения и боев VII-й корпус разгромил 12 иракских дивизий, уничтожив при этом около 1300 танков противника, 1200 БТР и БМП, 285 артиллерийских и 100 зенитных систем, взял в плен 22 тыс. пленных. Собственные потери корпуса (с результатами «дружественного огня») составили 11 «Абрамсов», 19 БМП, 1 вертолет «Апач» и 22 человека убитыми.

В 05.50 соединения объединенной группы арабских войск «Север» во взаимодействии с «Тигриной» бригадой начали операцию по непосредственному освобождению Кувейт-Сити. Осознавая, что положение его армии стало критическим, 27 февраля Саддам Хуссейн отдал приказ об отступлении с территории Кувейта. Некоторые части на территории Кувейт-сити получили его с запозданием, и продолжали сопротивление весь день. Тем не менее, войска коалиции заняли аэропорт Али Аль Салем, Королевский дворец и взяли большое количество пленных.

 

КОНЕЦ ВОЙНЫ

С 08.00 28 февраля вступил в силу приказ президента США Дж. Буша о прекращении огня. К этому моменту иракские сухопутные войска, противостоявшие силам коалиции, были в значительной степени дезорганизованы, многие соединения разгромлены или близки к разгрому. Из 43 иракских дивизий, изначально присутствовавших на ТВД, осталось только 7 способных к обороне.

2 марта Совет Безопасности ООН принял резолюцию 686, согласно которой Ирак был обязан:

  • отказаться от любых действий, направленных на аннексию Кувейта;
  • признать свою ответственность за ущерб, нанесенный Кувейту;
  • немедленно освободить всех военнопленных;
  • предоставить информацию о расположении иракских минных полей;
  • назначить представителей для обсуждения условий прекращения боевых действий.

Сдающиеся в плен иракцы

Сдающиеся в плен иракские солдаты.

Все части союзников были остановлены на определенной линии, дальше которой передвигаться не имели права. Иракские боевые машины получили возможность беспрепятственно отступать при условиии, что их орудия развернуты в сторону движения. Тем не менее, есть информация, что некоторые американские части продолжали боевые действия уже после официального прекращения огня.  В 2000 году радио «Свобода» озвучило результаты расследования, проведенного известным журналистом Симером Хершем. По информации Херша, 24-я пехотная дивизия под руководством генерала МакКэфри  в нарушение директив командования продвинулась за линию перемирия, в долину р. Евфрат, где атаковала дивизию РГ Ирака «Хаммурапи». Этот эпизод получил название «Битва у Румайлы». Было уничтожено более 100 иракских танков. Также в числе уничтоженных машин якобы оказался автобус с мирными жителями. В конечном итоге, эта история осталась покрыта мраком. Внутреннее расследование Пентагона не нашло ничего предосудительного в действиях Мак Кэфри, а до судебного расследования дело не дошло. В то же время командование не слишком оценило заслуги МакКэфри, как этого можно было бы ожидать. Вскоре после «Бури в пустыне» он был уволен из армии, и переведен на гражданскую службу.

3 марта в г. Савфан состоялись переговоры, в которых приняли участие командующий многонациональными силами генерал Н. Шварцкопф, командующий силами Арабской Лиги принц Халед бин Султан, а с иракской стороны – генерал Султан Хашем Ахмед.

Ирак принял резолюцию ООН без каких-либо оговорок. Война была окончена, оставив стороны с ворохом проблем. Союзникам предстояло возвратить домой многотысячные воинские контингенты. Этот процесс затянулся до сентября 1991 года, и не всем военнослужащим многонациональных сил было суждено дожить до этого радостного момента. К примеру, только из-за инцидентов с неразорвавшимися артиллерийскими боеприпасами погибло 25 американских военных (по данным доклада Главной Счетной палаты Конгрессу США от 6 августа 1993 года).

Кувейт остался с разоренной экономикой и катастрофической экологической ситуацией. Уходя, иракцы подожгли нефтяные месторождения, и выпустили нефть в Персидский залив. Шлейф от пожаров растянулся на 1600 км, Персидский залив оказался покрыт нефтяной пленкой, губительной для всего живого, над Катаром прошли нефтяные дожди. На устранение последствий войны уйдут многие годы.

На севере Ирака подняли восстание курды, на юге - шииты. Оба восстания были подавлены иракскими войсками, освободившимися после окончания военных действий.

Вооруженные силы Ирака получили жестокий удар, от которого уже никогда не оправились. Точные цифры потерь определить вряд ли возможно, поскольку строгий учет личного состава и техники практически не велся. Вначале американцы озвучили  цифру в 100 тыс. убитыми, но она явно завышена. Их союзники по коалиции британцы приводят цифру в 30 тыс., и по-видимому, они не далеки от истины. Большинство отечественных и зарубежных источников называет приблизительное количество потерь убитыми - от 20 до 35 тыс. и ранеными – 100 тыс. Иракские потери в боевой технике американцы оценили следующим образом: 3847 танков (по советским данным – около 3000, или 55% от общей численности), около 1400 БТР и БМП (50% от общей численности), около 3000 артиллерийских орудий (70%). После прекращения огня американцы взяли в плен около 60000 деморализованных иракских солдат.

В сравнении с приведенными цифрами потери стран антииракской коалиции выглядят незначительными.

Согласно официальной американской статистике, непосредественно в боях США потеряли 147 человек. Еще 12 пропали без вести, и предположительно мертвы. Однако в скромной графе «Прочие смерти» значится 223 человека – больше, чем погибло в боях! Из них 126 – военнослужащие сухопутных войск, 15 – ВВС, 44 – КМП, 50 – ВМС. По-видимому, это погибшие в результате болезней, несчастных случаев, подрывов на минах, а также те, обстоятельства чьей смерти остались невыясненными. Таким образом, безвозвратные потери американцев на ТВД в период с 7 августа 1990 по 14 сентября 1991 составили 382 человека (с пропавшими без вести). Ранеными США потеряли 467 человек (имеются в виду выжившие, от ран умерло всего четверо, и они входят в статистику погибших).

Последствия пожара на базе Кэмп-Доха.

Последствия пожара на базе Кэмп-Доха

Потери американцев в боевой технике составили 25 БМП «Бредли» и 1 самоходное орудие. Потери новейших танков М1А1 «Абрамс» поначалу не признавались американским командованием, однако, позже официально была признана потеря 9 танков. Анализ описанных выше боевых эпизодов показывает, что, в боях было уничтожено не менее 11 танков этого типа (из них 5 – «дружественным огнем»). Стоит сказать, что цифры эти неоднозначны. По утверждению Ю.Спасибухова (журнал «Танкомастер», специальный выпуск, посвященный «Абрамсу»), во время «Бури в пустыне» американцы потеряли не менее 50 танков. Здесь же он фактически противоречит сам себе, ссылаясь на утверждения советского военного атташе в Ираке о том, что только в ходе одного танкового сражения в районе авиабазы Саман было подбито 68 американских танков. Последнее явно смахивает на выдумку, учитывая, что битва с такими потерями американцев в бронетехнике неминуемо должна была носить эпический размах, а значит найти свое отражение в военно-исторической литературе, кино, публикациях в сети интернет, как, например, Битва 73 истинг. Специалисты могли бы провести исследования о том, как иракцам при техническом превосходстве противника удалось намолотить столько американских танков. Но ничего этого нет. А вот цифра в 50 «Абрамсов», потерянных за всю войну, может оказаться близкой к действительности. Могли быть небоевые потери: подрывы на минах, пожары, несчастные случаи. И они были - как, например, на фото последствий пожара, приведшего к детонации артиллерийских боеприпасов, на военной базе Кэмп-Доха июле1991 года. В результате данного происшествия было уничтожено более 100 боевых машин, среди них были и танки М1A1 – это факт, который признают сами американцы.

Потери остальных стран коалиции (погибшими) составили:

  • Сенегал – 92 (в результатае авиакатастрофы);
  • Великобритания – 47;
  • Саудовская Аравия – 18;
  • ОАЭ – 6;
  • Франция – 2;
  • Египет – 2;
  • Сирия – 2;
  • Кувейт – 1 (из числа военных в составе многонациональных сил).

 

АНАЛИЗ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Подавляющую часть военной мощи коалиции на суше, море и в воздухе составили контингенты США и Великобритании, они же проделали практически всю боевую работу во время операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне». Поэтому, анализируя боевые действия, мы будем говорить преимущественно об американских и британских войсках.

С момента окончания войны во Вьетнаме США провели колоссальную работу по созданию армии нового типа, и боевые действия в Персидском заливе стали первым для нее крупным испытанием. В то же время Ирак, вооруженный советской техникой (правда, преимущественно устаревшей) и пытавшийся использовать советскую военную доктрину, оказался достаточно быстро разбит.

Поражение иракской армии в «бесконтактной» фазе войны вопросов не вызывает – здесь все объясняется технологическим превосходством Запада. А вот наземная операция, которая, казалось бы, должна была сопровождаться крупными потерями со стороны коалиции и затяжными боями, прошла на удивление гладко. Западные аналитики объясняют это сильными сторонами «новой армии» США в сравнении с крупной, но устаревшей военной машиной Ирака. Рассмотрим главные из них.

Во-первых, это исключительная подвижность легких и бронетанковых соединений – дивизий и корпусов. За 4 дня боев дивизии XVIII-го ВДК преодолели около 430 км. Тяжелый VII-й корпус прошел около 250 км. Это оказалось возможным благодаря исключительно хорошо налаженным управлению и снабжению. Иракское командование ориентировалось на опыт войны с Ираном, где преобладали позиционные, ориентированные на оборону боевые действия. Медлительные иракские соединения не могли угнаться за темпом союзников и, не успевая даже толком подготовиться к обороне, поочередно оказывались под «катком» наступающих тяжелых дивизий противника. В этом заключалось стратегическое преимущество союзников.

Во-вторых, подавляющее превосходство американцев в приборах ночного видения. К 1991 году США имели не просто самые современные разработки в этой сфере – они смогли массово внедрить в войска компактные приборы ночного видения (монокулярные очки AN/PVS-7 для экипажей боевых машин, бинокулярные очки AN/AVS-6 для пилотов вертолетов, прицелы AN/PVS-4 для пехотинцев, тепловые прицелы на боевых машинах – последние даже сквозь песчаный шторм «видели» тепло от боевой техники или человеческих тел на расстоянии до 3,5 км) и разработать методику ведения боевых действий с учетом применения данных устройств. В сочетании с лазерными дальномерами тепловые прицелы позволяли  американским танкам, БМП и вертолетам открывать точный огонь по врагу еще до того, как он узнавал об их присутствии. Американцы успешно поражали цели ночью, во время бури или проливного дождя. Благодаря этому американские подразделения на тактическом уровне получили огромное преимущество над противником – преимущество зрячего над слепым. Иракцы, находясь на родной территории, поражались в таких условиях, с таких направлений и дистанций, где они не могли ожидать ничего подобного. Кроме того, теперь американские соединения могли наступать круглосуточно, причем в одном и том же темпе днем и ночью.

Кроме приборов ночного видения, американские войска были оснащены компактными многофункциональными навигационными устройствами «Тримпэк» и «Магеллан». Оба устройства позволяли с высокой точностью определять положения на местности, рассчитывать углы для артиллерийской стрельбы, определять зоны для поражения авиаударами. Они повысили управляемость войск и устранили проблемы, связанные с ошибками при чтении карт.

В-третьих, наступление наземных войск сопровождалось плотной воздушной поддержкой. Одну из главных ролей при этом сыграл ударный вертолет AH-64 «Апач». Этот многофункциональный авиационный комплекс, вооруженный установками залпового огня и тактическими ракетами, прославился как эффективный убийца танков, артиллерийских батарей и окопавшейся пехоты. Оснащенный системой “Firefinder”, он быстро находил местоположение огневых средств противника, и поражал их ракетами.

В-четвертых американские командиры всех уровней – от генерала и до сержанта – проявили превосходство над иракскими коллегами. Конечно, смелость и самопожертвование в некоторых случаях были проявлены и с иракской стороны, но по инициативе и способности принимать верные решения американцы были вне конкуренции. В результате американские конвои успешно проходили в темноте по опасным маршрутам, чтобы вовремя доставить предметы снабжения наступающим частям, крупные группы иракской техники попадали под удары, когда были не вполне к этому готовы и т.д.

Кампания выявила ряд слабых мест американской и британской армий.

Во-первых, пресловутый «дружественный огонь».

Во-вторых, командиры подразделений зачастую оставались без связи из-за слабости американских радиостанций.

В-третьих, и это наиболее интересно, тыловые подразделения все-таки не поспевали за наступающими частями. А это значит, что продлись война еще немного – и союзники не смогли бы продолжать боевые действия в том же темпе. Так, уже утром 27 февраля большинство танков 1-й и 3-й бронетанковых дивизий остались без горючего! Окажись у иракцев еще немного запаса прочности, и генералу Шварцкопфу пришлось бы остановить наступление по крайней мере, до подхода тыловых частей.

Несмотря на все спорные моменты, война в Персидском заливе стала тримфом военной машины США. Она ознаменовала новый расклад сил в мире и по сути, подтолкнула к краху враждебный США советский режим. Победа западных образцов оружия над советскими, хотя и несколько устаревших типов, продемонстрировала, кто выиграл гонку вооружений.

Выяснилось, что призывная армия, вооруженная полчищами советских танков, оказалось не в состоянии конкурировать с американскими вооруженными силами нового типа, отличительными чертами которой стали:

1) Возможность в кратчайшие сроки сосредотачивать практически в любой точке земного шара военно-морскую группировку, превосходящую флот любого из государств.

2) Возможность в кратчайшие сроки перебрасывать на удаленные ТВД крупные группировки сухопутных войск и авиации, и снабжать их всем необходимым.

3)  Возможность производить беспрецедентные по масштабу и длительности наступательные операции «бесконтактного» типа со скоординированным использованием большого количества средств РЭБ, самолетов, вертолетов, тактических ракет и боевых кораблей.

4) Повышение эффективности боевых подразделений за счет внедрения новейших средств, наблюдения, разведки, управления и связи. Данные технологии позволили объединить все силы и средства в максимально эффективную систему, обеспечив боевые подразделения адекватной информацией, в то время как иракское командование потеряло контроль за ситуацией. В итоге действия иракских вооруженных сил нельзя было назвать системными; иракские дивизии просто разбивались по очереди превосходящими силами противника.

5) Высочайшая подвижность и маневренность бронетанковых и механизированных соединений. Исключительная способность соединений и частей оказываться «в нужное время в нужном месте». Обратная сторона этих качеств – скурпулезный подход к системам управления и снабжения. Кроме того, такая методика ведения войны предполагает особую командирскую «школу». Командиры должны уметь действовать наступательно, проявляя разумную инициативу и самостоятельность.

6) «Инженерно-научный» подход к строительству вооруженных сил. Многие специалисты, в том числе в России, утверждают, что именно боевой опыт делает армию сильной, видимо, подразумевая под таковым локальные конфликты в Афганистане, Чечне и столкновение с грузинскими вооруженными силами в Южной Осетии. Однако, война в Персидском заливе показывает, что боевой опыт только тогда ценен, когда его рассматривают через призму совершенствования имеющихся и поиска новых способов вооруженной борьбы. Армия и флот могут сколько угодно участвовать в «миротворческих миссиях» и полицейских операциях, могут даже разгромить меньших по размеру «коллег», но при остаточном подходе к строительству вооруженных сил, это мало чем поможет им при столкновении с американскими тяжелыми дивизиями и авианосными ударными группами. Американцы всегда готовятся не к прошедшей войне, а к будущей.

Учитывая финансовые, технологические и научные возможности США, вряд ли какое-либо государство современного мира способно противостоять «носителям демократии». Вероятно, здесь могут оказаться действенными только асимметричные шаги. Например, если бы во время 100-часового наступления союзников вся пустыня оказалась наводнена иракскими патрулями, которые бы перехватывали колонны снабжения, лишив соединения союзников необходимых для наступления ресурсов...

 На практике, в последние 20 лет задачу отпора коалиции армий стран Запада более или менее успешно решали только партизанские формирования…

Смотрите также:

Факт

Во время войны в Персидском заливе 1990-1991 гг., известной как операция "Буря в пустыне", группировка союзников в среднем ежедневно потребляла: 57 млн. л пресной воды, 95 тонн льда, 687 тыс. л бензина, 456 тыс. л дизтоплива, 198 тыс. л авиационного керосина. Количество вывозимых отходов составляло 145 тонн в день. Все это потребовало беспрецедентных усилий от 22-го командования армии США, занимавшегося тыловым снабжением группировки многонациональных сил...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
1e8 Что вы можете разместить объявление бесплатно без регистрации на сайте www.2s2b.ru. 0
 
 
 
РЭБ Пулемет Печенег Конвертоплан Ми-24 КСИР Афганская война Бинокли Буря в пустыне Су-27 САС Рассказы о Чечне Танк будущего Зеленые береты Морской спецназ Стрелковое оружие АУГ Беспилотники Боевая техника ПТУР Выживание в лесу ПНВ Боевые роботы
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha