28.07.2013     Перспективные разработки

Танк будущего

Предполагаемый облик танка будущего Т-99 на платформе

Предполагаемый облик танка будущего Т-99 на платформе "Армата"

Несмотря на то, что уязвимость танков в со­временных условиях возросла, благодаря рациональ­ному сочетанию огневой мощи, защищенности и подвижности они продолжают оставаться необхо­димым боевым средством в современной войне. Многие военные специалисты убеждены в том, что ни сейчас, ни в обозримом будущем альтернативы танкам нет. Этим объясняется тот факт, что в мно­гих странах численность танковых парков наращивается, а также ведутся работы по модернизации имеющихся и созданию новых образцов танков.

Итак, как же будет выглядеть танк будущего? Попробуем дать ответ на этот вопрос, основываясь на современных тенденциях военного дела и нынешнем уровне танкостроения развитых стран.

Говоря о строительстве перспективных танков надо понимать, что период 20-х – 40-х годов, когда танкостроение за каких-то два десятилетия сделало громадный рывок вперед, уже не повторится. Не надо обольщаться – многие танки, которые сегодня выдаются разработчиками за «новые» - суть разработки и технологии 60-х гг. прошлого столетия, только несколько модернизированные. Сегодня прогресс в военной сфере неспешен и чрезвычайно дорог, так что вся бронетанковая техника, которая была разработана хотя бы в 80-е годы прошлого века, может считаться новой. Подавляющее большинство государств мира в обозримом будущем, вероятно, предпочтут и дальше модернизировать уже существующее модели танков, чем создавать что-то принципиально новое. Разработка же танка «с нуля» - сегодня настолько амбициозная задача, что для этого государство должно располагать как большими ресурсами, так и вескими причинами. Такие государства можно пересчитать на пальцах одной руки.  

Вместе с тем, характер современных неоколониальных войн обусловил даже некоторый регресс в развитии бронетанковой техники. Появляющиеся в последнее время всевозможные «легкие танки», «колесные танки» да и просто бронеавтомобили с боевыми модулями все больше принимают на себя функции мобильных огневых платформ в современных локальных конфликтах. И хотя многие из этих машин разработаны сравнительно недавно, они, конечно, не являются технологическим прорывом. Эти образцы могут быть в чем-то лучше приспособлены к условиям «малой» войны (противоминная защита, увеличенный угол возвышения оружия, улучшенная защита против кумулятивных боеприпасов), но в целом уступают «нормальному» основному боевому танку по всем параметрам, кроме цены. В классической войне против сильного и технологически развитого противника ОБТ остается и будет оставаться основой ударной мощи сухопутных войск.

В данной статье мы рассмотрим тенденции развития основных боевых танков будущего, предназначенных для решения всего спектра задач современных вооруженных сил: от борьбы с партизанами до полномасштабных боевых действий с участием механизированных и бронетанковых соединений.

 

ЗАДАЧИ И ТАКТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ТАНКА БУДУЩЕГО

Танки будущего на поле боя продолжат выполнять те же функции, что и 60-70 лет назад: обеспечить выполнение боевых задач пехоты. Основной же задачей пехоты является захват и удержание территории. Соответственно, танк должен помочь пехоте устранить все препятствия, которые мешают ей выполнить эту задачу. Танк должен подавить и уничтожить огневые средства противника, его ДОТы, снайперов, в некоторых случаях помочь проделать проходы в инженерных заграждениях. При ведении наступления танки сопровождают мотопехоту, осуществляя ее прикрытие. Борьба танка с боевыми бронированными машинами противника сейчас допускается только в качестве исключения, хотя надо признать, что в крупном конфликте будет не до соблюдения правил. Например, во время операции «Буря в пустыне», когда Ирак располагал огромным количеством танков, пусть и устаревших, массовые танковые бои имели место, хотя американцы и старались уничтожать танки противника, прежде всего, авиацией.

На сегодняшний день все танки оцениваются по четырем основным боевым свойствам: огневая мощь, защищенность, подвижность и командная управляемость. Совершенство танка определяется оптимальным сочетанием этих свойств. Однако и это еще не все. Существуют факторы, которые иногда ускользают даже от внимания специалистов.

Например, по оценкам ВС США, переброска танков в Афганистан уменьшила потери среди личного состава подразделений «первой линии». Вместе с тем возросли потери у подразделений обеспечения. Причина проста: увеличение количества проводок колонн с предметами МТО и, прежде всего, горючим. «Абрамсы», при своей огромной «прожорливости» (350 л на 100 км) без работы колонн снабжения очень быстро превратились бы в неподвижные груды металла, а колонны, в свою очередь, крайне уязвимы для партизан. В октябре 2010 г. всего лишь за неделю на афгано-пакистанской границе были уничтожены 127 бензовозов снабжения коалиционных сил НАТО.

Вот почему эффективность танка должна рассматриваться прежде всего в рамках внятной концепции строительства вооруженных сил и комплексного применения сил и средств, а если таковой нет, но зато есть «самый-самый» в мире танк, результаты будут неутешительными.

 

«ВРАГИ» СОВРЕМЕННОГО ТАНКА

При разработке новых образцов танков ключевым будет тот факт, что в настоящее время для системы вооружения сухопутных войск характерна высокая насыщенность противотанковыми средствами, эффективность которых постоянно возрастает.

БЛА

БЛА "Fire Scout" перед колонной танков "Абрамс"

Возможности современной авиации по борьбе с танками чрезвычайно высоки. Американская авиация во время наступления иракских войск на Хафджи в январе-феврале 1991 г. продемонстрировала возможности по отражению массированных танковых атак только лишь своими силами – вообще без участия наземных войск. В число средств, которые авиация может применять против танков, входят управляемые и неуправляемые бомбы, кассеты и ракеты, а также малокалиберные автоматические пушки. Широкое распространение получили противотанковые вертолеты.

На вооруже­ние полевой ствольной артиллерии поступили новые боеприпасы (в том числе управляемые снаряды «Копперхед»), обеспечивающие довольно высокую вероятность поражения танков на значительных дальностях стрельбы. Специальные противотанковые боеприпа­сы создаются также для реактивных систем залпо­вого огня.

Особенно существенный прогресс отмечается ино­странными специалистами в развитии специализи­рованных противотанковых систем. Оно движется как в направлении повышения точности и дально­сти стрельбы, эффективности боевых частей и быстродействия, так и создания принципиально новых средств, позволяющих наносить поражение танкам и другой бронированной технике на больших уда­лениях от переднего края. В частности, к ним отно­сятся боевые поражающие элементы кассетных бо­евых частей ракет с системой управления на конеч­ном участке траектории, разрабатывавшихся в США по программе «Ассолт брейкер», а также состо­ящий на вооружении 155-мм управляемый снаряд «Копперхед» и 203,2-мм кассетный противотанко­вый снаряд САДАРМ.

По мнению зарубежных специалистов, такое раз­витие средств борьбы с танками приводит к услож­нению условий боевого применения танков и созда­ет необходимость в серьезном улучшении их конструкции. Это выражается в том, что в дальнейшем развитии танков главной становится проблема по­вышения их живучести, то есть возможность сохра­нять или быстро восстанавливать свою боеспособ­ность в условиях противодействия противника. В то же время подчеркивается, что, во-первых, пробле­ма повышения живучести не является чисто танковой, а характерна для всей системы вооружений и военной техники сухопутных войск, а во-вторых, по­вышение живучести танков должно осуществляться в тесной связи с развитием других их боевых качеств.

Дальнейшее совершенствование конструкции тан­ков предполагает повышение их огневой мощи, защи­щенности от обычного оружия и ОМП, от огня вер­толетов, низколетящих самолетов и других поражаю­щих цель сверху средств, увеличение маневренности и способности преодолевать водные преграды, создание более экономичных, надежных и ремонтопригодных узлов и агрегатов силового блока, а также ходовой час­ти, внедрение автоматизированных систем получения информа­ции об обстановке на поле боя, управления огнем и контроля за техническим состоянием.

 

КЛАССИЧЕСКАЯ КОМПОНОВКА VS. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ

При разработке компоновки танка будущего возможны два пути: либо принятие за основу классической компоновки и дальнейшее повышение эффектив­ности вооружения, защиты, подвижности и манев­ренности танка, либо со­здание принципиально новой компоновки.

В основном, современные танки имеют так называемую класси­ческую компоновку, при которой во вращающейся башне размещается основное вооружение, в кормо­вой части машины — силовая установка и трансмис­сия; командир танка, навод­чик и заряжающий располагаются в башне, а меха­ник-водитель — в отделении управления (в носовой части корпуса). Наряду с достоинствами, которые обусловливают ее широкое распространение, такой схеме присущи и недостатки. К ним относятся: высокий силуэт машины, так как надо обеспечить необходимые углы возвышения и снижения пушки и возможность заряжающему работать стоя, большие размеры башни, а также трудности созда­ния надежной защиты, во многом обусловленные разобщением экипажа.

Работая над новыми компоновочными решения­ми, конструкторы стремятся всеми си­лами уменьшить  забронированный  объем  танка, особенно его обитаемых отделений (боевого и уп­равления), поскольку именно эти части приходится защищать наиболее толстой и тяжелой броней. По­этому в качестве возможной альтернативы традици­онной компоновке рассматриваются другие схемы: танк без башни с установкой вооружения в корпусе (опытный образец «Леопард-3» с двумя орудиями); установка вооружения на вращающемся лафете на крыше корпуса или на выдвижном подъемном лафете в специальном вырезе. Наиболее реальной альтернативной компоновочной схемой является установка вооружения в низкосилуэтной необитаемой башне.  Весь экипаж при этом располагается в корпусе, благодаря чему повышается его защищенность и уменьшается объем боевого отде­ления, а следовательно, размер и вес всей машины. В то же время указанная установка вооружения приводит к очень серьезным ограничениям, таким как отсутствие руч­ного заряжания, необходимость использования слож­ных систем обеспечения кругового обзора, трудно­сти устранения неисправностей пушки и задержек при стрельбе и т.д.

Вариант с наружной установкой вооружения над корпусом с первого взгляда непривычен, но не так уж плох. Такой образец танка UDES 19 разрабатывался в Швеции, но несмотря на его высокие боевые характеристики работы были свернуты в 1991 г. из-за неприемлемой стоимости. Кроме того, в Швеции был создан опытный образец сочлененного танка UDEX XX-20, состоящего из двух шарнирно соединенных секций. В первой размещается экипаж и почти открыто – 120-мм пушка (как на французс­ком АМХ-13). В задней секции находится силовое отделение и баки с горючим. За счет такой компоновки шведские специалисты по­лучили хорошую защиту экипажа, проходимость и мощное вооружение, ограничив при этом боевую массу 25 тоннами. При этом в условиях полигона танк развивал скорость 60 км/ч, так как обеспечивал вдвое меньшее удельное давление на грунт, чем обычные гусеничные машины того же веса. Потенциальные заказчики отказались от машины не из-за каких-то явных недостатков, а просто из-за общей новизны проекта.

 

ОГНЕВАЯ МОЩЬ ТАНКОВ БУДУЩЕГО

Работы в области по­вышения огневой мощи танков направлены на совершенствование вооружения, боеприпасов, систем управ­ления огнем, улучшение условий наблюдения из танка и преследуют следующие цели: увеличение дальности и точности стрельбы, повышение могу­щества действия боеприпасов, сокращение времени на подготовку первого и последующих выстрелов.

Основным вооружением танков в настоящее вре­мя и в ближайшей перспективе продолжает оста­ваться танковая пушка. На большинстве моделей основных боевых танков западного и израильского производства устанавливаются гладкоствольные 120-мм орудия (британский танк «Челленджер-2» и индийский «Арджун» вооружены 120-мм нарезными орудиями). Легкие танки могут быть оснащены орудиями меньшего калибра, например, 105-мм. ОБТ российского производства оснащены 125-мм гладкоствольными пушками.

В будущем развитие будет идти в направлении дальнейшего увеличения калибра. Наиболее вероят­ным основным вооружением танков четвертого по­коления специалисты считают 140-мм пушку. Могущество такого орудия возрастет: даже попадание осколочно-фугасного снаряда из него способно уничтожить современный танк. Однако обратная сторона такого роста мощи – почти двукратное уменьшение боекомплекта танка. Поэтому идея отказа от проверенных 120- и 125-мм орудий выглядит спорной. В то же время резервы повышения могущества нынешних танковых пушек еще не исчерпаны: это поиск оптимальной длины ствола и улучшение качества металла ствола с тем, чтобы он выдерживал большее давление пороховых газов, и снаряд получал большую начальную скорость. 

При размещении вооружения танка будущего возможны два варианта конструктивно-компоновочного решения: размещение пушки в низкопрофильной башне либо ее установка на специальном вынесенном лафете. Первый ва­риант позволяет обеспечить более удобное распо­ложение экипажа и его надежную защиту как от фронтального обстрела противотанковыми средствами, так и от противотанковых мин. Во втором слу­чае возможно за счет размещения орудия над кор­пусом на специальном лафете уменьшить на треть высоту танка и почти в два раза — его фронтальную проекцию, а также вдвое усилить броневую защиту при сохранении той же боевой массы (около 55 т).

Кроме обычного, порохового оружия, перспективным видом артиллерии может стать  электромагнитная, или рельсовая пушка, принадлежащая к так называемо­му кинетическому оружию. Принцип действия этого устрой­ства довольно прост. Оно состоит из двух рельсов, в которых имеются электрически заряженные элемен­ты. Специальная пневматическая пушка выстрели­вает между рельсами снаряды, которые сделаны из пластика или другого не проводящего электричес­кий ток материала. В задней части снаряда находится алюминиевая юбка, которая последовательно замы­кает контакты между рельсами, и через нее начи­нает течь большой ток. Прохождение электричес­кого тока в магнитном поле вызывает силу Лорен­ца, которая и разгоняет снаряд.

Метаемые по принципу электромагнитного вза­имодействия снаряды могут иметь скорость у дуль­ного среза 4000 — 5000 м/с, что значительно пре­восходит все известные орудийные системы. Такая скорость дозволит снаряду пробивать любой броне­вой лист, обеспечив ему убедительную победу в по­стоянной борьбе «снаряд — броня». При этом траек­тория полета снаряда на значительном расстоянии, будет представлять собой практически прямую ли­нию, а время достижения цели станет очень малым. Таким образом, движущиеся цели могут поражаться без всякой поправки на ее перемещение, что упро­стит работу наводчика и снизит расходы на дорого­стоящие системы управления огнем. Дальность пря­мого выстрела из рельсового орудия составит более 4000 м. Кроме того, огромная кинетическая энергия снаряда придаст ему высочайшую разрушительную мощь даже без использования взрывчатых веществ.

Еще одним преимуществом разрабатываемых элек­тромагнитных пушек является то, что высокая ско­рость снаряда позволит снизить его массу. Это даст возможность значительно уменьшить калибр орудия. Также можно ограничить площади, отводимые для хранения выстрелов в боевой машине, или увели­чить боекомплект. В таком случае размеры и боевая масса танка также снижаются, что позволит решить важную в нынешних условиях задачу — создать авиа­транспортабельную машину: в одном широкофюзе­ляжном самолете на большие расстояния можно будет перевозить два танка или более. Установка электромагнитной пушки повысит живучесть тан­ка будущего, поскольку в нем не будет пожаро- и взрывоо­пасных пороховых зарядов.

Но остается еще множество нерешенных техни­ческих задач. Главная проблема состоит в том, как в ограниченном объеме корпуса генерировать и хра­нить требуемую электроэнергию. Современные ис­пользующие электромагнитный принцип метания экспериментальные орудийные системы не могут работать без накопителя энергии массой не менее 10 т, а также тяжелых аккумуляторных батарей, зна­чительно повышающих боевую массу танка

Пока что рельсовые пушки не вышли за пределы испытательных полигонов. А те образцы, что создаются, по своим массогабаритным характеристикам подойдут для установки на боевые корабли, а не на танки. Поэтому установка электромагнитных орудий на танки представляется делом отдаленного будущего.

Довольно многообещающим направлением по­вышения огневой мощи танков считается совершен­ствование боеприпасов. Основу боекомплекта любого танка составляют бронебойные снаряды. В настоящее время наибольшее распространение получили бро­небойные подкалиберные оперенные снаряды с от­деляющимся поддоном. Они имеются в боекомп­лектах танков многих стран мира. Как известно, та­кие снаряды при начальной скорости свыше 1500 м/с на дальности 3 км способны пробивать трехслойную стандартную мишень НАТО (набор из трех бро­невых плит толщиной 10, 25 и 60 мм, разнесен­ных друг от друга на 330 мм и наклоненных на 60° к вертикали).

Основные направления повышения эффективно­сти этих снарядов заключаются в увеличении веса и поперечной нагрузки (отношения длины активной части снаряда к ее диаметру), улучшений баллисти­ческих характеристик, подборе материалов с необходимыми свойствами. Например, в США для танка «Абрамс» применяется боеприпас калибра 120 мм с подкалиберным оперенным снарядом, изготовленным из обедненного урана, имеющим начальную скорость свыше 1600 м/с.

В связи с появлением новых защитных устройств, в частности так называемой «активной брони», по­зволяющей более эффективно противодействовать кумулятивным снарядам, в странах НАТО проводят­ся работы по созданию новых типов боеприпасов, способных поражать броню перспективных танков. Они реализуются в направлении разработки броне­бойных снарядов, в том числе комбинированных, которые, содержат размещенный в головной части кумулятивный заряд и сердечник из прочного и тя­желого материала. Принцип действия такого снаря­да основывается на том, что при подлете к танку бла­годаря использованию специального неконтактного взрывателя срабатывает кумулятивный заряд, вызы­вающий детонацию взрывчатого вещества элементов «активной брони». За кумулятивным зарядом следу­ет твердый сердечник, который собственно и воздей­ствует на основную броню, обеспечивая ее пробитие.

Вместе с тем, с учетом характера нынешних вооруженных конфликтов, танку необходима вся номенклатура боеприпасов, в том числе осколочно-фугасные и осколочные снаряды. Недавно сообщалось о том, что в Израиле проходят испытания нового снаряда для поражения живой силы противника за укрытием. Взрыватель снаряда имеет несколько установок в зависимости от типа преграды, или ее отсутствия. При попадании в преграду взрыватель инициирует сначала кумулятивный заряд, который обеспечивает пробитие преграды, после чего остальная часть снаряда проникает за стену, и там подрывается основной осколочно-фугасный заряд.

Перспективным представляется использование ствола танка для пуска управляемых ракет. В настоящее время такая возможность реализована только на российских танках и израильских танках «Меркава». Сейчас в России производятся ракеты в кумулятивном и осколочно-фугасном снаряжении. Осколочно-фугасная ракета 9М119Ф1 по могуществу действия превышает 155-мм осколочно-фугасный снаряд, но при этом на дальностях до 2,5 км такой ракетой с первого выстрела без проблем можно попасть в амбразуру ДОТа.

Дополнительно вооружение перспективных танков будут составлять 7,62- и 12,7-мм пулеметы, но обязательно – на дистанционно управляемых установках. Ситуация, при которой танкист вынужден вести огонь из пулемета, высунувшись из люка башни, является неприемлемой. Помимо пулеметов предлагается ввести в состав дополнительного вооружения 20-30-мм автоматические пушки. Это повысит возможности танка в борьбе с легкобронированными и воздушными целями. 

Но самое совершенное танковое оружие в современных условиях мало чего стоит без СУО – системы управления огнем. В настоящее время основными направлениями повышения эффективности СУО являются быстрое обнаружение цели, сокращение времени выполнения огневой задачи и улучшение опознавания «свой-чужой» во избежание «дружеского огня».

Современные рабочие места наводчика и командира танка

Современные рабочие места наводчика и командира танка

Необходимым элементом СУО современных танков являются тепловизоры. Используемые на танках тепловизоры показывают тепловую картину местности и расположенных на ней объектов в диа­пазоне волн длиной 8-7-14 мкм, в котором происходит наиболее интенсивное излучение энергии наблю­даемых объектов и в то же время находится так на­зываемое атмосферное окно прозрачности. Поэтому тепловизоры позволяют различать цели на большом удалении даже при наличии тумана и дыма. Кроме того, они могут использоваться не только ночью, но и днем. Танк без тепловизора сильно проигрывает в бою при ограниченной видимости (ночь, туман, задымление). Особенно наглядно это продемонстрировали танковые бои во время операции «Буря в пустыне», когда иракские танки обнаруживались американскими «Абрамсами» ночью или при сильном задымлении, и расстреливались с предельных дальностей, зачастую до того, как иракские экипажи успевали понять, что по ним ведется огонь.

Важной частью современных систем управления огнем на танках стали лазерные дальномеры, пред­лагающие значительно более высокие по сравнению с оптическими точность измерения и быстродей­ствие. Первое их поколение появилось на танках в начале 70-х годов. Эти устройства работали на ру­биновых стержнях, которые создавали импульсное излучение в видимой части спектра с длиной вол­ны 0,69 мкм. Большинство лазерных дальномеров, используемых на танках в настоящее время, работа­ет на активированном неодимом стекле или на иттриево-алюминиевом гранате. Главными недостатками таких дальномеров счи­таются опасность их излучения для глаз (что вызывает определенные трудности при обучении лично­го состава), и, что более важно, сильное его ослабле­ние туманом, пылью и дымом. Поэтому за рубежом в ближайшем будущем предполагается переход на не имеющие таких недостатков лазеры третьего поколения, в которых рабочим телом является углекис­лый газ. Длина волны излучения таких лазе­ров составляет 10,4 мкм, поэтому в фотоприемни­ках дальномеров могут применяться одинаковые с тепловизионными детекторы, работающие в этом же диапазоне. Все это дает возможность совместной ра­боты лазерного дальномера и тепловизора с исполь­зованием одних и тех же конструктивных блоков.

Вероятно, в состав СУО танков будущего помимо оптических, тепловизионных и телевизионных приборов, лазерных дальномеров будут введены РЛС и лазерные локаторы. Окуляры оптических прицелов заменяются сенсорными ЖК-панелями, на которых помимо картинки поля зрения отражается панорама поля боя и различная нужная в бою информация. Такая концепция реализована в модернизированном немецком ОТ Leopard 2A4 – MBT Revolution. На экране наводчика можно видеть полностью всю картинку обстановки вокруг танка. При нажатии пальца на интересующее на ней место, башня автоматически разворачивается в ту сторону, и можно рассматривать интересующую деталь уже через прицел, а при необходимости можно быстро произвести прицельный выстрел из пушки или дополнительного оружия.

В перспективе танковые СУО планируется оснастить системами искусственного интеллекта, обеспечивающими автоматическое обнаружение и селекцию целей, определение наиболее опасных из них. Уже сейчас на ряде современных образцов танков СУО интегрируется в бортовую информационно-управляющую систему (БИУС) и автоматизированную систему управления (АСУ), сопрягаемые с АСУ тактического звена. Нечто подобное уже реализовано во французском танке Leclerc Tropic, создававшемся по заказу армии ОАЭ, и Leclerc S21.

СУО перспективных танков будут оснащать системами приема и передачи целеуказаний, а также получения разведывательной информации от различных средств разведки, в том числе и от БЛА и наземных роботов.

Помимо стрельбы прямой наводкой, танки будущего, вероятно, смогут поражать цели вне прямой видимости (например, на обратном скате холма). Сейчас этого не может делать ни один танк в мире. В техзадании на перспективный американский танк MCS  (сейчас программа прекращена) была предусмотрена такая возможность.

Все эти усовершенствования приводят к тому, что в итоге значительная часть стоимости танка приходится на долю СУО, а сам танк становится значительно дороже. Но иного пути создать современную боевую машину, которая в бою представляла бы из себя нечто большее, чем самодвижущаяся бронированная мишень, просто не существует.

Огневая мощь зависит не только от точности стрельбы и эффективности воздействия боеприпасов на цель, но и от боевой скорострельности. В настоящее время на многих танках западного производства («Абрамс», «Челленджер-2», «Леопард-2») в составе экипажа находится заряжающий. Поэтому скорострельность танка ограничена возможностями заряжающего, который производит заряжание пушки тяжелыми и громозд­кими выстрелами, действуя в тесном боевом отделе­нии. Кроме того, необходимость обеспечения ему условий для работы стоя не позволяет уменьшить высоту башни и соответственно всего танка. Одним из перспективных путей повышения скорострельно­сти является применение автомата заряжания (A3).

В танке традиционной  башенной  компоновки механизированная укладка может размещаться в различных местах. С точки зрения уязвимости бое­комплекта наиболее безопасной считается ее уста­новка ниже погона башни. Она может быть реше­на в виде кольцевого конвейера вокруг башенной корзины, ленточного (цепного) конвейера на полу, под полом корзины либо вне башенной корзины в передней или задней части корпуса. Однако в по­следнем случае путь подачи выстрелов от укладки к орудию получается длинным, а сама конструкция автомата заряжания усложняется.

Что касается условий функционирования, то за­падные специалисты отдают предпочтение автома­ту заряжания, у которого механизированная боеукладка размещается в нише башни. В этом случае уменьшается путь доставки выстрела к зарядной ка­мере и существенно упрощается кинематика меха­низма заряжания. Однако недостатками такого ре­шения считаются невозможность заряжания орудия в произвольном положении и необходимость выве­дения его на линию заряжания, большая площадь горизонтальной проекции укладки выстрелов, которую труднее защитить от снарядов, приходящих сверху, а также значительное изменение момента инерции башни по мере расхода боеприпасов.

В любом случае, на танках будущего заряжающего уже не будет. Перспективные танки будут проектироваться только с АЗ.

 

КОМАНДНАЯ УПРАВЛЯЕМОСТЬ

Повышение эффективности боевого применения танков происходит не только за счет улучшения боевых характеристик отдельных танков, но и командного взаимодействия, ведь танк выполняет боевую задачу не самостоятельно, а как часть более сложных систем. Такая характеристика как «командная управляемость» появилась недавно. Она характеризует возможность экипажа принимать и передавать информацию, необходимую для выполнения боевой задачи.

Для этого танки будущего должны быть оснащены боевыми информационно-управляющими системами, интегрированными с автоматизированными системами управления войск. Подобные системы уже сейчас применяются на последних модификациях западных танков: Abrams M1A2, Leclerc Tropic и Leclerc S21, проходят испытания на танках Leopard Revolution и 2A7+.

 

ЗАЩИТА И ЖИВУЧЕСТЬ

Создание более мощных и разнообразных по прин­ципам действия противотанковых средств, а также увеличение вероятности поражения танков сверху заставляет конструкторов уделять значительное вни­мание повышению их броневой защиты и живуче­сти. Разработка универсальной, отвечающей совре­менным и перспективным требованиям броневой защиты представляет собой трудноразрешимую про­блему. Однако, судя по публикациям в западной военной печати, резервы улучшения защитных свойств брони далеко не исчерпаны. В настоящее время про­должаются работы по созданию новых многослой­ных броневых конструкций на основе более проч­ных материалов.

На броневую защиту современных танков в сред­нем приходится около 50% их веса. Броневой ма­териал распределяется по поверхности танка таким образом, чтобы наибольшую толщину (с учетом на­клона и поворота деталей) имели лобовые части корпуса и башни в пределах курсового угла по горизон­ту примерно ±30°, поскольку раньше наибольшая вероятность обстрела танка приходилась именно на этот сектор. Однако в настоящее время в связи с появлением новых противотанковых средств значительно возросла вероятность поражения танка сверху. Так как борта и крыша танка имеют большую пло­щадь, невозможно добиться повышения их защиты простым наращиванием толщины брони при суще­ствующих весовых ограничениях. В то же время за­рубежные специалисты подчеркивают, что из-за ро­ста количества и, что самое важное, эффективности традиционных наземных противотанковых средств было бы глупым ослабить защиту лобовой проекции, сняв часть броневого материала с целью усиления бортов и крыши. Напротив, по их мнению, необхо­димо ее дальнейшее улучшение. Если же по всем зонам сразу нарастить бронирование, усилив защиту до уровня лобовой брони, масса танка вырастет до 180 тонн, что является заведомо тупиковым решением.

Если дальнейшее наращивание толщины брони танка представляется неприемлемым, то можно изменить состав сплава. Этот способ применялся на протяжении всей истории существования бронетехники. Перспективной представляется методика «Super Bainite», разработанная британскими учеными. Суть технологии заключается в так называемой изотермической закалке. Это значит, что сперва броневой лист прогревается до температуры около тысячи градусов по Цельсию, а затем охлаждается до 250-300°. При более низкой температуре заготовка выдерживается в течение нескольких часов и далее плавно охлаждается до температуры окружающей среды. Этим устраняются микротрещины в металле. В зависимости от используемого сплава, возможно увеличение эффективности защиты на десятки процентов.

Еще один метод связан с существующими технологиями. Давно известны такие способы упрочнения металла, как цементация, азотирование, борирование и т.п. процессы химико-термической обработки. В последние годы наибольший интерес ученых вызывает именно азотирование. Насыщение поверхностного слоя металла азотом с последующим образованием нитридов значительно увеличивает твердость поверхности и, как следствие, повышает уровень защиты бронелиста. Современная азотированная стальная броня при одинаковом уровне защиты с необработанным металлом имеет на 25-30% меньшую толщину.

Помимо металлической брони может применяться керамическая. Плитки из карбидоборных, корундовых или карбидокремниевых материалов способны обеспечить достаточный уровень защиты и при этом весят меньше, чем соответствующая стальная деталь. Недостаток керамической брони заключается в том, что под действием снаряда она растрескивается и теряет большую часть своих защитных свойств, в отличие от стали, которая просто «вдавливается». Поэтому в настоящее время керамика может использоваться как элемент многослойной брони обязательно в сочетании с другими материалами.

По-видимому, танк будущего будет оснащен композитной броней, как обеспечивающей наиболее эффективную защиту за счет рационального сочетания различных защитных материалов. Одними из самых простых и распространенных в последнее время видов подобной защиты являются системы, состоящие из металлических листов и керамических плиток. Плитка принимает на себя удар поражающего элемента, а металл окончательно гасит его энергию. Более сложной и эффективной является многослойная броня, наиболее прогрессивным образцом которой на сегодняшний день является английская броня «Чобхэм». Точный состав этой брони до сих пор засекречен, но по данным из открытых источников, она состоит из нескольких перемежающихся слоев металлических листов, полимерных блоков и керамических плиток. Устойчивость к кинетическому воздействию бронебойных снарядов у «Чобхэма» такая же, как и у обычной брони. Зато защита от кумулятивного воздействия (РПГ, ПТУРС) существенно выше. Бронирование «Чобхэм» устанавливается на последние модели английских и американских танков.

Перспективный танк MCS и 6 зон защиты

Перспективный танк MCS и 6 зон защиты

В последние годы российскими специалистами из НПЦ «Сплав» была создана концепция т.н. дисперсно-керамического бронирования. Такая система состоит из трех слоев: декоративного, дробящего и задерживающего. Декоративный и задерживающий выполняются из плоских панелей, а дробящий состоит из небольших цилиндров или многоугольных призм с закругленными торцами. Попадающий в дисперсно-керамическую броню снаряд, пробивая декоративный слой, теряет часть своей энергии и сталкивается с призмами дробящего. Разрушение призм дробящего слоя также отнимает немалую часть энергии боеприпаса. Кроме того, из-за особой формы элементов слоя, разрушается и сам снаряд. Внутренний задерживающий слой принимает на себя удар осколков снаряда и призм. Дисперсно-керамическое бронирование имеет ряд характерных особенностей, которые могут оказаться полезными в будущем. Поэтому работы по этой тематике идут полным ходом.

Еще одним распространенным способом усиления защиты танка является навеска дополнительных бронемодулей. Примером такой защиты является немецкая броня MEXAS. В модулях используется керамика, полимеры и металл. Производитель особо отмечает, что модули брони MEXAS в весовом отношении в два раза эффективнее гомогенной брони. Заказчикам предлагается три степени бронирования. В средине 2000-х годов на базе MEXAS создана более совершенная броня AMAR, имеющая более высокие показатели защиты.

Самым необычным и перспективным типом брони на сегодняшний день является электромагнитная защита. Концепция электромагнитного бронирования подразумевает подключение двух металлических листов к конденсаторной системе. Между листами находится полимерный или керамический изолятор. Попав в такую бронепреграду, снаряд замыкает электрическую цепь и изменяет траекторию движения из-за воздействующих на него электромагнитных сил. Кроме того, при определенной мощности подаваемого на пластины тока снаряд может попросту разрушиться. Возможности электромагнитной брони выглядят заманчиво, но главная проблема при ее внедрении та же, что и в случае с электромагнитной пушкой – источник энергии. В настоящее время ни один танк не способен обеспечить работу электромагнитной брони. Зато по этой же схеме уже сейчас может быть реализована другая полезная технология – анализ состояния бронезащиты танка. Аппаратура самодиагностики сможет самостоятельно определять поврежденные места в бронезащите и степень их разрушения, благодаря чему экипаж сможет принимать решения в бою, основываясь на информации о состоянии защиты своего бронирования.

В любом случае, невозможно обеспечить защиту современного танка в бою одним лишь повышением возможностей брони. Наиболее целесообразным представляется комплексный подход к защите танка, разрабатываемый специалистами передовых стран.

Согласно американскому варианту комплексного подхода, существует шесть зон, или рубежей защиты танка:

1. Избежать столкновения.

2. Избежать обнаружения.

3. Избежать захвата на сопровождение.

4. Избежать попадания.

5. Избежать проникновения.

6. Избежать поражения.

Защита в первых трех зонах сводится к концепции: «видеть первыми – реагировать первыми».

Защита в первой зоне достигается путем общей ситуационной осведомленности командира танка. Это будет достигаться включением танка в общую информационную сеть, объединяющую множество разнообразных разведывательных средств: спутники, БЛА, датчики обнаружения техники, роботизированные машины и др.

Во второй зоне ключевыми элементами защиты являются снижение излучения танка в оптическом, тепловом и радиолокационном диапазонах, применение «стелс-технологий». Чтобы снизить степень заметности, используются камуфлирующая окраска, специальные маскировочные комплекты, радиопоглощающие и теплоизоляционные покрытия, подруч­ные средства.

САЗ

САЗ "Trophy" на танке "Меркава" Mk.4

Избежать захвата на сопровождение помогают меры радиоэлектронного противодействия, постановка дымовых, аэрозольных завес и отстрел ИК-ловушек. В связи с появлением противотанковых средств, наводимых в цель по лучу лазера, для танков разра­батываются специальные средства регистрации ла­зерного облучения. Они устанавливаются на танки, чтобы дать экипажу возможность своевременно при­нять защитные меры, например, с помощью быст­родействующих маскировочных средств.  Для предотвращения гибельного «дружеского огня» необходима установка систем опознавания «свой — чужой», которые должны быть совместимыми с при­борами аналогичного назначения, уже применяемы­ми в авиации и других родах войск вместе с систе­мой АВАКС и элементами космической разведки.

Защита в четвертой зоне должна обеспечиваться системой активной защиты танка.  Она должна уничтожать на подлете к танку реактивные гранаты и ПТУР, которые в современных локальных войнах являются основными средствами поражения бронетехники.

Существует несколько способов обнаружения подлетающих к танку ПТУР, наиболее перспективным из которых является радиолокационный. Однако его использо­вание связано с наличием ряда проблем. Основная из них связана с трудностью выделения отражен­ного от ракеты слабого сигнала на фоне окружаю­щей местности. Большим недостатком радиолокаци­онных систем является их высокая помехоуязвимость. Кроме того, активная локация сильно демаскирует танк и позволяет противнику обнаруживать источ­ник излучения на большой дальности и затем по­ражать его с помощью управляемых снарядов, ис­пользующих самонаведение по радиолокационно­му излучению.

Тем не менее, специалистами передовых стран мира, все эти проблемы, по-видимому, успешно решены. В настоящее время известны две действующие танковые САЗ: американская система “Quick Kill” и израильская “Trophy”. Обнаружение и сопровождение в этих САЗ осуществляется РЛС. Поражающим элементом САЗ являются противоракеты, запускаемые в сторону подлетающего боеприпаса, и поражающие его осколочным полем или направленным взрывом. Задача определения момента выстрела решается блоком управления.

Пятый пункт – «избежать проникновения» – уже рассматривался выше. Это броневая и динамическая защита.

И, наконец, шестой пункт: если броня уже пробита, то нужно максимально снизить вероятность поражения экипажа, повреждения жизненно важных систем танка и детонации боекомплекта. Для этого предусматриваются меры до локализации повреждений, например, во внутреннем пространстве танка устанавливаются непроницаемые перегородки с целью отделить боеприпасы и топливо от обитаемых отделений. Кроме того, используются системы подавления пожара и взрыва. Так, на современных танках устанавливаются автоматические быстродействующие противопожарные системы, например «Грейвинер» разработки Великобритании и ФРГ, или «Спектроникс» израильского, производства, позволяющие обнаружить возгорание и подавить его всего за 80—150 мс, то есть еще до того, как оно превратится в настоящий пожар.

Экипаж должен располагаться в глубине танка, в корпусе, а не в башне и быть максимально прикрыт различными механизмами. В израильских танках серии «Меркава», считающихся одними из наиболее защищенных в мире, экипаж дополнительно прикрыт двигателем, который расположен в передней части танка. В перспективных российских танках предполагается размещать экипаж в специальной бронекапсуле.

 

ПОДВИЖНОСТЬ

В мировом танкостроении продолжает оставать­ся актуальной задача повышения показателей под­вижности танков, прежде всего их динамических качеств и маршевых скоростей. Для ее решения со­вершенствуются существующие и создаются новые двигатели, трансмиссии, элементы ходовой части. Ввиду того что подвижность танков в большой степени определяется мощностью двигателя, продолжаются исследова­ния в плане создания образцов, обладающих большим запасом мощности. Вместе с тем с учетом реально действующих ограничений специали­сты считают, что у перспективных танков сохра­нится значение удельной мощности на уровне 25—30 л.с/т при жестких габаритно-весовых ограни­чениях на  моторно-трансмиссионную установку.

При этом все большую часть мощности двигателя будут «съедать» усложняющиеся электросистемы танка. Если сейчас потребность танка в электроэнергии составляет 35 кВт, то на перспективных танках эта цифра увеличится до 50 кВт. Масса танков также имеет тенденцию к увеличению. Поэтому для обеспечения высокой динамики танков будущего придется наращивать мощность их двигателей.

В обозримом будущем в качестве силовой установки танка будут продолжать использоваться дизельные и газотурбинные двигатели (ГТД).

К преимуществам ГТД относится возможность достижения большей мощности при одинаковых с дизелем размерах, меньший вес, сравнительная про­стота конструкции, а также более высокая характеристика крутящего момента (проще говоря, скорость разгона, что может быть критичным при маневрировании в бою). Однако расход топли­ва современных ГТД по сравнению с дизелями рав­ной мощности выше примерно на 50 — 80%.  Кро­ме того, во время работы они потребляют пример­но в 3 раза больше воздуха, что повышает требования к его очистке и, следовательно, вызывает дополни­тельные конструктивные расходы объема и веса. По­этому в настоящее время продолжаются работы над двигателями обоих типов. Как считают специалис­ты, возможности совершенствования дизелей еще далеко не исчерпаны.

Современные танки оборудованы в основном тор­сионной подвеской. В ней используются гидравли­ческие демпфирующие устройства (на танке «Леопард-2» — фрикционные). Совершенствование тех­нологии производства торсионных валов позволило резко увеличить их допустимую нагрузку и получить большие динамические и полные ходы опорных катков. Например, у танка «Леопард-2» полный ход опорных катков составляет 520 мм, что позволив ему сохранить при движении по пересеченной местности хорошую плавность хода. Российский Т-90 с торсионной подвеской способен совершать головокружительные прыжки с трамплина. Вряд ли эта способность представляет ценность в бою, но возможности подвески российского танка характеризует хорошо.

Перспективной считается гидропневматическая подвеска (ГПП). Она уже используется на некоторых зарубежных танках (британский «Челленджер», японский «Тип 74»). Гидропневматическая подвеска обеспечивает лучшие (с точки зрения колебательного режима) условия для экипажа и ору­жия. Кроме того, основные узлы ГПП монтируются снаружи и не требуют дополнительного места внут­ри корпуса. Такое размещение облегчает их замену в случае боевого повреждения.

Продолжаются работы по совершенствованию элементов гусеничного движителя. Основными на­правлениями этих разработок являются создание системы автоматического регулирования натяжения гусениц, увеличение ресурса гусеничных лент и ве­дущих колес, уменьшение вероятности сброса гусе­ниц при движении, упрощение обслуживания.

 

РАЗРАБАТЫВАЕМЫЕ ОБРАЗЦЫ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ТАНКОВ

В настоящее время в мировом танкостроении наметились две тенденции: модернизация уже существующих образцов танков и создание новых. По второму пути сейчас пытаются идти очень немногие страны. Модернизация танков, когда одна модель в течение 30-40 лет подряд «подтягивается» на все более высокий уровень, сегодня является, в принципе, нормальной. Большинство стран предпочитает идти по этому пути, ведь так можно сравнительно недорого, в короткий срок и без перестройки производства повысить боевые характеристики уже существующего танкового парка. Тем более, что глобальной войны пока не предвидится, а состояние финансовой системы для многих стран является куда более насущной проблемой, чем внешний противник.

Танк Т-84

Танк Т-84 "Оплот"

Значительный модернизационный ресурс является обязательным требованием к любому современному танку. Например, американский «Абрамс» прошел уже девять модернизаций (последняя версия – M1A2 SEP V2), германский «Леопард-2» модернизируется уже 32 года (последние версии – Leopard 2A7+ и Leopard Revolution), Т-72 модернизируется 38 лет, да и новейший российский танк Т-90 является глубокой модернизацией Т-72. Украина тоже модернизировала еще «советское наследство» - производившийся в Харькове танк Т-80УД до уровня Т-84 «Оплот».

К образцам танков, созданным совсем недавно, можно отнести южнокорейский ОБТ K2 «Черная пантера» (при наличии такого соседа, как Северная Корея, любые затраты на оборону можно считать оправданными), японский «Тип-10», турецкий «Алтай». Однако, все эти модели можно считать находящимися на уровне лучших мировых образцов, но не чем-то принципиально новым.

Разработкой «танков будущего» в настоящее время серьезно занимаются всего две страны в мире: США и Россия.

В 1990-е гг. Омским КБ разрабатывался танк четвертого поколения «Черный орел» («Объект 640»). Танк выполнен на основе модифицированного шасси Т-80У. Корпус танка и башня существенно удлинены по сравнению с Т-80У. Шасси танка семикатковое. Корпус танка разделен на три отсека, изолированных друг от друга броневыми листами. В центральном  расположено отделение управления, связанное с боевым отделением. Кресла командира танка и наводчика в походном положении располагаются в корпусе и башне. При переводе в боевое положение они опускаются ниже погона башни. Танк оснащен ГТД мощностью более 1500 л.с. При боевой массе танка в 48 т удельная мощность составляет около 31 л.с./т против 20-25 у современных западных танков. Это обеспечивает более высокие динамические характеристики танка по сравнению с существующими образцами. Танк вооружен 125-мм орудием – ракетной установкой с боекомплектом 32 выстрела, 12,7-мм пулеметом «Корд» и 7,62-мм пулеметом ПКТ. В системе СУО лазерный прицел-дальномер 1Г46, дневной/ночной ТКН-4С, активно-пассивный ночной ТПН-4-49 или телевизионный ТО1-ПО2Т. Всего было изготовлено 2 опытных экземпляра танка. В серию «Объект 640» не пошел.

В КБ «Уралвагонзавода» долгое время разрабатывался перспективный танк Т-95 «Объект 195». Точные данные о танке засекречены, поэтому то, что находится в открытом доступе, может не в полной мере соответствовать действительности. Танк предположительно оснащен дизельным двигателем мощностью 1800 л.с., боевая масса составляет 55 тонн. Таким образом, должны обеспечиваться динамические характеристики, превышающие уровень лучших мировых образцов. Вооружение танка: 152-мм гладкоствольное орудие, дистанционно управляемая 12,7-мм ЗПУ «Корд», возможно также, что в состав вооружения планировалось ввести 30-мм автоматическую пушку и ЗУР. Вооружение предполагалось установить в необитаемой низкопрофильной башне лафетного типа – по сути, это упоминавшаяся выше концепция выноса вооружения за пределы танка. СУО, помимо прочих приборов, включало лазерный дальномер, тепловизор и РЛС. Информация о ходе разработке периодически поступала в открытые источники, вызывая восторг ура-патриотов и сладкое предвкушение появления нового образца бронетехники «лучше, чем у них».

Но действительность заключается в том, что если российские вооруженные силы уже два десятка лет находятся в стадии перманентного реформирования, а последняя, наиболее болезненная  военная реформа именуется многими кадровыми военными не иначе, как «погромом», то о каком новом танке для вооруженных сил может идти речь? Вряд ли кто-нибудь может внятно ответить на вопрос, как вписался бы тот же «Объект 195» в существующие части и соединения сухопутных войск, насколько удобно было бы его ремонтировать, снабжать боеприпасами (отличными от применяющихся в нынешних российских танках), и какие преимущества дала бы его максимальная скорость в 75 км/ч, если ныне состоящие на вооружении образцы бронетехники не способны передвигаться в таком темпе? В конечном итоге Министерство обороны РФ заявило о прекращении финансирования работ по «Объекту 195». Однако руководство завода заявило о том, что завершит НИОКР по танку за свой счет.

Перспективный танк Т-99 (предполагаемый вид сбоку)

Перспективный танк Т-99 (предполагаемый вид сбоку)

Более перспективным представляется проект «Объект 198» или Т-99 на универсальном шасси «Армата» разработки «Уралвагонзавода». Практически все данные по нему засекречены. Известно, что танк будет вооружен 125-мм орудием, лобовая броня способна выдерживать попадания из любого современного и перспективного оружия. Экипаж будет расположен в изолированной бронекапсуле, что повышает его шансы на выживание при пробитии брони.

Подход разработчиков «Арматы» представляется более рациональным. Они конструируют не просто танк, а перспективную  боевую платформу четвертого поколения. Это значит, что помимо танка на платформе «Армата» будут созданы тяжелая БМП, БМР, БРЭМ, БМПТ, САУ и другие необходимые машины. Таким образом, «Армата» позволит провести массовое перевооружение армии, при этом бронетанковые и механизированные части, вооруженные техникой на базе «Арматы» будет намного проще снабжать запчастями, проводить ремонт и обслуживание. Наверняка все образцы техники на базе «Арматы» получат интегрированные БИУС и системы связи. А это означает упрощение процесса управления, обмена информацией в бою и сокращение управленческого цикла, что очень важно в современной войне. Таким образом, у ВС РФ есть шанс получить не  очередное «чудо-оружие», а сбалансированную боевую систему, которая станет основой для комплексного перевооружения и модернизации сухопутных войск.

Американцы при конструировании новой боевой техники сразу пошли наиболее верным путем, что при боевом опыте ВС США неудивительно. Сначала была разработана программа «Армейская перспектива – 2010», опубликованная в 1996 г. Она описывала общее видение перспективных вооруженных сил США в начале XXI в. На ее основе была начата разработка весьма амбициозной программы FCS («Боевая система будущего»). Задачей FCS было придание нового качества американским «тяжелым» бригадам модульного типа. В рамках FCS разрабатывалось 18 типов машин, среди которых наземные экипажные машины: танк, БМП, САУ, самоходный миномет, БРДМ, КШМ, БРЭМ и медико-эвакуационная машина. Но указанные образцы представляли собой только одну группу техники. С ней предполагалось интегрировать еще три группы: БЛА, безэкипажные машины, автоматические устройства. То есть, в рамках данной концепции разработка собственно танка служит выполнению задач более высокого уровня. Но даже США не смогли осилить выполнение данной программы. В настоящее время она свернута, хотя основная ее концепция продолжает применяться в других, более мелких программах.

В рамках FCS разрабатывался 20-тонный танк MCS. Столь небольшая боевая масса танка объясняется требованием полной авиатранспортабельности «тяжелых» частей. Радикального снижения массы танка предполагалось добиться как за счет широкого использования композитных материалов, так и уменьшения толщины бронезащиты. Американцы рассуждали таким образом: раз в условиях современного боя танки все чаще поражаются в крышу, борта и корму, то и нет никакого смысла наращивать бронезащиту. Лучше сосредоточиться на обнаружении противника и радикальном увеличении дальности действительного огня. Упоминавшаяся выше концепция 6 зон защиты танка разработана американскими специалистами как раз для MCS.

Зато снижение массы танка даст экономию топлива и увеличивает тактическую гибкость, ведь 20-тонный танк сможет пройти по большинству автомобильных мостов. Несмотря на небольшую массу, огневая мощь MCS должна была не уступать ОБТ. По сути, новый американский танк приобретал черты САУ. Стрельба по бронированным целям за пределами прямой видимости должна была стать уникальной возможностью MCS, которой ни один из современных танков не обладает. Специально для MCS разрабатывались и новые управляемые боеприпасы, которые должны были обеспечить поражение бронированных целей на дальности до 12 км.

Таким образом, парадоксально, но факт: Россия, со времени распада СССР переживавшая, мягко говоря, не лучшие времена и за 20 лет в значительной мере растерявшая свой научно-технический и оборонный потенциал, сегодня оказалась единственной страной в мире, где имеется действующая программа создания «танка будущего»!

Возвращаясь к «Армате», следует отметить, что уже в текущем, 2013 году разработчики обещают продемонстрировать образец нового танка руководству страны в закрытом режиме. А уже в 2015 г. техника на базе данной платформы начнет поступать на вооружение войск. Вместе с тем, российским инженерам и разработчикам очень важно учитывать концептуальные подходы и технические решения, достигнутые в американской программе FCS и воспользоваться результатами того, на что США уже потратили огромные деньги.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из вышесказанного видно, что в современном танкостроении проводятся весьма интенсивные работы по дальнейшему развитию боевых и техничес­ких характеристик основных танков. При этом ис­следовательские и конструкторские поиски ведутся как по пути совершенствования традиционной ком­поновки, так и в направлении использования прин­ципиально новых схем, реализация которых возмож­на только на основе современных и перспективных технологий. Внедрение достижений науки и техники в танкостроение позво­лит танкам и в будущем сохранить роль одного из основных боевых средств в системе вооружений сухопутных войск.

Характеризуя роль и место основных боевых тан­ков в боевых действиях сухопутных войск в XXI веке, большинство военных экспертов утверждает, что танки будущего останутся господствующей силой на поле боя, главным ударным средством при ведении наступательных дей­ствий, захвате обороняемых позиций и контрударах.

(Подготовлено: www.modernarmy.ru)

Смотрите также:

Факт

В настоящее время в составе ВМС США числится 11 авианосцев, из них 10 – типа «Нимитц» и 1 - «Энтерпрайз». Больше авианосцы типа "Нимитц" строиться не будут. В 2008 году был заложен первый авианосец нового поколения «Джеральд Р.Форд» (CVN-78), который планируется ввести в строй в 2015 году...

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
03.08.2014 16.53  Гость   

Статья очень интересная...Но теперь надо ждать, как повлияют события в Донбассе на формирование внятной концепции строительства вооруженных сил и комплексного применения сил и средств, России. Судя по сообщениям отечественных СМИ противотанковые системы там весьма успешно действуют против бронетехники. Вот и приходится украинским военным прибегать к варварским, бесчеловечным бомбардировкам и артобстрелам мирного населения. "Антитеррористическая" операция де факто превратилась в политику террора.

 
 
 
РЭБ Пулемет Печенег Конвертоплан Ми-24 КСИР Афганская война Бинокли Буря в пустыне Су-27 САС Рассказы о Чечне Танк будущего Зеленые береты Морской спецназ Стрелковое оружие АУГ Беспилотники Боевая техника ПТУР Выживание в лесу ПНВ Боевые роботы
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha