21.12.2013     Боевая техника и тяжелое вооружение >> Самолеты

J-11 - самый мощный истребитель ВВС Китая

Истребители J-11 ВВС НОАК

Истребители J-11 ВВС НОАК

Вторы­ми по численности (после J-7), но, безусловно, первыми по боевому потенциалу самолетами НОАК являются истребите­ли типа Су-27.

Сегодня, по оценкам зарубежных экспертов, в КНР имеется более 300 истребителей Су-27СК и J-11 (Су-27 китайской сборки), отно­сящихся к 4-му поколению реактив­ных боевых самолетов, а также много­функциональных двухместных истреби­телей Су-30МКК, классифицируемых уже как самолеты поколения «4+». В составе морской авиации Китая так­же насчитывается несколько десятков Су-30МК2. Таким образом, НОАК рас­полагает крупнейшей на сегодняшний день группировкой самолетов семей­ства «Су-27» (для сравнения, по дан­ным журнала Flight, на рубеже 2011 — 2012 гг, в ВВС и ВМС России имелось лишь 230 самолетов Су-27/Су-30/Су-ЗЗ/Су-35, 137 машин данного клас­са имелось в Индии, 36 — на Украи­не, 22 — в Белоруссии и 13 — в Ка­захстане). Вместе с истребителями J-10 китайские Су-27, а также их модификации, в ближайшие два десятилетия, по всей видимости, и соста­вят основу парка боевой авиации КНР, численность которого к началу 2020-х гг. должна стабилизироваться в пределах тысячи авиационных комплек­сов «первой линии».

Стоит отметить, что в 1992 г. Ки­тай стал первым зарубежным государ­ством в мире, получившим на воору­жение сильнейший для своего време­ни фронтовой истребитель и истреби­тель-перехватчик Су-27. Эти самолеты были закуплены КНР еще у Советско­го Союза, однако их поставки осуще­ствляла уже Российская Федерация. Новые самолеты значительно (если не сказать, радикально) усилили мощь воздушных сил НОАК.

 

ТЕХНОЛОГИИ СУ-27 ДЛЯ ВВС КИТАЯ

Переговоры о поставке Китайской Народной Республике советских ис­требителей 4-го поколения начались в 1990 г. А за три года до этого, в конце 1987 г., ОКБ П.О.Сухого полу­чило поручение от руководства МАП подготовить проект Решения о комп­лектации самолета Су-27, предназна­ченного для поставки в страны Вар­шавского договора. Подход в данном случае был стандартным: для союзни­ков по социалистическому лагерю предлагался самолет со штатным, но несколько «упрощенным» составом БРЭО и вооружения. Ряд изменений касался лишь комплектации радиосвяз­ного оборудования и аппаратуры РЭП. Подготовленный проект был представ­лен в МАП, однако процесс дальней­шего согласования со всеми заинте­ресованными инстанциями несколько затянулся и завершился лишь в де­кабре 1988 г„ когда документ был ут­вержден МО.

J-11 ВВС НОАК

Год спустя политика «гласности» сделала очередной шаг вперед: в сен­тябре 1989 г. Министерство обороны устроило для Генерального секретаря ЦК КПСС в Кубинке очередной показ новой авиационной техники. Генераль­ный конструктор М.Л. Симонов, кото­рый на этом мероприятии лично док­ладывал M.С. Горбачеву об изделиях возглавляемого им ОКБ им. П.О. Су­хого, завел разговор о сложном по­ложении, сложившимся с финанси­рованием по оборонному заказу. При этом он, воспользовавшись случаем, попросил у главы государства разре­шение на право продажи Су-27 за рубеж с условием использования полученных средств на дальнейшее раз­витие работ по авиастроению. При­сутствовавший при этом министр И.С. Силаев поддержал Симонова. В результате разрешение было по­лучено. Таким образом, генеральный конструктор получил «карт-бланш» на реализацию своей инициативы на са­мом высоком уровне. Как результат, в ноябре 1989 г. в ОКБ Сухого было подготовлено новое решение о ком­плектации Су-27 для поставок на эк­спорт, уже без оговорок, ограничи­вающих число импортеров лишь стра­нами ОВД. По сравнению с перво­начальным вариантом документа, из­менения были минимальными: по на­стоянию военных из номенклатуры во­оружения изъяли «энергетическую» УР К-27Э.

3 января 1990 г. вышло соответ­ствующее распоряжение Совета Ми­нистров СССР, а 12 февраля того же года документ был окончательно со­гласован с МО. После этого Су-27 был официально включен в общий список разрешенных к поставке за рубеж образцов спецтехники. При этом ком­мерческим вариантам истребителя были присвоены обозначения Су-27СК и Су-27УБК. Следует отметить, что наличие этого документа сыграло свою весомую роль в «выживании» конструкторского бюро П.О. Сухого в тяжелых 1990-х гг., когда оно суме­ло «остаться на плаву» в бурном море «рыночных реформ», поскольку появи­лась реальная возможность вести пе­реговоры о поставке самолетов Су-27 на экспорт.

Важным этапом возобновившего­ся после почти 30-летнего перерыва российско-китайского военно-техни­ческого сотрудничества стало демонстрация в Пекине в марте 1991 г. истребителей МиГ-29 и Су-27. В ре­зультате долгого и обстоятельного изучения вопроса перевооружения своих ВВС на российскую технику, китайские военные остановили свой выбор на Су-27СК.

Первая партия, состоящая из 20 одноместных истребителей, пост­роенных в Комсомольске-на-Амуре, и шести учебно-боевых машин иркутс­кой сборки поступила в КНР в 1992 г. В 1993 г, последовал заказ еще но 16 одноместных и шесть двухместных самолетов. Облик китайских ВВС стал приобретать новые, более современ­ные черты.

Как писал в июле 2008 г. на сайте центрального информационного аген­тства «Синьхуа» китайский журналист Чжао Цзылун, специализирующийся на военно-технической тематике, «само­лёты Су-27СК потрясли наших (т.е. китайских) военных. Сравнивая эту машину со стоящими на вооружении ВВС КНР истребителями J-6 (МиГ-19) и J-7 (МиГ-21), не имеющими возмож­ностей вести бой в любое время су­ток, мы впервые прочувствовали, что такое истребитель 3-то поколения (по китайской классификации МиГ-17 и МиГ-19 относятся к первому поколе­нию боевых реактивных самолетов, МиГ-21 — ко второму, Су-27- к тре­тьему, а такие самолеты, как Т-50, F-22 и F-35 — к четвертому поколе­нию), впервые увиде­ли боевые возможности самолета с большим радиусом действия, впервые осознали, что такое настоящий тяжё­лый фронтовой истребитель. Все эти потрясения далеко превосходили тот фурор, который произвело выступле­ние истребителя ВВС США F-16 на воздушном празднике в аэропорту Пекина в 1987 г. Су-27СК стал реаль­ным вызовом всей нашей военной системе. С этого момента наши ВВС начали своё 16-летнее самостоятель­ное движение вперёд, которое продолжается и по сей день».

Одновременно с покупкой само­лётов немедленно начались и пере­говоры о получении лицензии на их выпуск. Поначалу русские не хотели передавать нам технологии производ­ства Су-27, но наша страна недвус­мысленно заявила, что если она не получит лицензию, то количество за­купленных истребителей не превысит 24 штуки. После этого Москве ничего не оставалось, как согласиться».

Та­ким образом, по словам китайского эксперта, КНР с самого начала взяла курс на воспроизведение Су-27, рас­сматривая это как «стратегическую» долгосрочную программу коренной мо­дернизации своих ВВС.

Чжао Цзылун пишет: «601-е авиа­ционное опытно-конструкторское бюро и 112-й авиастроительный завод, находящиеся под управлением Шеньянской авиастроительной ком­пании, взяли на себя ответственность за поэтапный перевод производства Су-27 на отечественные комплекту­ющие. Самолет китайской сборки получил обозначение J-1J («Шеньян Цзян – 11»). Работы по его изготовле­нию начались в 1995 г. и к 1997 г. было выпущено два опытных образ­ца. В дальнейшем темпы производ­ства стали постепенно расти и выш­ли на уровень 15 самолётов в год. Неуклонно повышалась и степень уча­стия китайских предприятий в произ­водстве комплектующих для J-11».

Нужно сказать, что на рубеже 1980—1990-х гг., несмотря на нали­чие в арсенале КНР ядерных боеп­рипасов и межконтинентальных бал­листических ракет, китайские воору­женные силы, после завершения «Ве­ликой пролетарской культурной ре­волюции» и вызванного ей самоизо­ляции, по сравнению с вооруженны­ми силами других крупных держав представляли собой довольно арха­ичную структуру, все еще носившую на себе отпечаток многомиллионной «полупартизанской» армии времен Народно-освободительной войны 1945—1949 гг. Основу истребитель­ной авиации НОАК в то время со­ставляло несколько тысяч самолетов J-5 [МиГ-17) и J-6 (МиГ-19), «разбав­ленных» сравнительно небольшим количеством J-7 (МиГ-21) и J-8, кото­рые к тому времени также нельзя было считать современными.

Говоря о том влиянии, которое оказала покупка Су-27 на китайские военно-воздушные силы, Чжао Цзы­лун отмечает: «В 1992 г. китайская армия было еще довольно отсталой. Рассказывают, что один из армейс­ких генералов «старой школы», впер­вые увидев Су-27 вблизи, удивленно воскликнул: «Что за громадный са­молёт, да в нём целое отделение солдат поместится!» Этот пример хо­рошо характеризует уровень наивных представлений наших тогдашних во­еначальников о современных само­лётах, а также о принципах исполь­зования боевой авиации.

Закупка Су-27 обеспечило нашей стране получение истребителя третьего поколения, по меньшей мере на 10 лет раньше, чем это позволила бы отечественная промышленность. Таким образом, удалось расширить кругозор наших военных и заложить основу для развития ВВС согласно современно­му принципу «уметь нападать и обо­роняться». Не будь этих 16 лет про­гресса, наши военно-воздушные силы, имей они даже такие современные самолёты, как истребитель F-22 или бомбардировщик В-2, могли бы исполь­зовать их только как устаревшие J-6 и J-5, не реализуя весь боевой потен­циал этих машин.

Экспорт двигателей АЛ-31Ф для Су-27 значительно ускорил процесс разработки и производства легкого истребителя J-10, а появление в войс­ках самолетов Су-27 стимулировало развитие оборудования и снаряжения для наших ВВС, обеспечив прогресс нашей авиационной индустрии на протяжении целых 20 лет.

...Истребители семейства J-11 имеют преимущества перед более легкими J-10 при решении ударных задач, что обусловлено увеличенным числом узлов внешней подвески, бо­лее высокой боевой нагрузкой, а так­же большим радиусом действия. В дальнейшем модернизированные истребители этого типа могут приоб­рести еще больший боевой потенци­ал за счёт расширения их многофун­кциональности.

Успех в создании модернизирован­ного J-11 — заслуга не только коллек­тива 601-го конструкторского бюро. В работе принимали участие и другие специалисты... Тот факт, что самолёт J-11 явился продуктом совместного (китайско-российского) сотрудничества, был с первого взгляда распознан за­рубежными авиационными специалистами. При этом общая оценка оказа­лась достаточно высокой; обе сторо­ны, к всеобщему удовлетворению, со­трудничали по принципу «у одного деньги — у другого сила».

Контракт общей стоимостью 2,5 млрд. долл., заключенный Россией с Китаем в 1996 г., предусматривал лицензионный выпуск на заводе в Шеньяне 105 истребителей типа Су-27 с опционом еще на 95 самолетов. Первый самолет этого типа китайской сборки поднялся в воздух только 15 декабря 1998 г., хотя, как пишет Чжао Цзылун, его постройка была «в первом приближении» завершена еще в 1997 г., но после первых полетов эту машину пришлось фактически разоб­рать и собрать заново: качество пер­воначальной сборки оказалось совер­шенно неудовлетворительным.

Истребители J-10 и J-11

Истребители J-10 и J-11

Выпуск Су-27 возобновился в Ки­тае лишь в 1999 г. Его, по данным СМИ, обеспечивало более 100 спе­циалистов, направленных в Шэньйн из Комсомольска-на-Амуре и других го­родов России. К 2002 г. было собрано 48 истребителей, а в 2002-2003 гг, — еще столько же. Нужно сказать, что Су-27 «первой волны» эксплуатирова­лись в Китае весьма интенсивно. В 2011 г. появились сообщения о сня­тии с вооружения ВВС КНР первой партии этих машин, вылетавшей свой ресурс. Часть этих истребителей пе­редана музеям и мемориалам.

Таким образом, к 2004 г. Россия практически полностью передала ки­тайской стороне все 105 оговоренных контрактом комплектов для изготовле­ния Су-27CK. Однако продления кон­тракта на производство второй партии истребителей не последовало: Китай решил прекратить лицензионный вы­пуск российских самолетов. Это ре­шение мотивировалось китайской сто­роной «устарелостью» самого истре­бителя (действительно, вариант J-11 практически соответствовал советско­му Су-27 выпуска 1980-х гг), его «уз­кой специализацией» (завоевание гос­подства в воздухе и обеспечение ПВО) при отсутствии возможности действо­вать по наземным целым высокоточ­ным оружием, а также неспособнос­тью J-11, адаптированного только к российским ракетам типа Р-73 и Р-27, без проведения дополнительных доработок брать на борт новые ки­тайские УР PL-8 и PL-12.

Нужно сказать, что все указанные недостатки (обусловленные, в основ­ном, естественным процессом мораль­ного старения любого авиационного комплекса, а также неоправданной разнотипностью авиационных средств поражения самого Китая) можно было устранить в процессе серийного про­изводства самолетов или в ходе их планового ремонта

Проект такой модернизации был предложен Россией КНР в 2003 г. Усовершенствованный вариант истре­бителя — Су-27СМК — мог быть реа­лизован как а ходе серийной пост­ройки, так и в процессе доработки ранее построенных истребителей J-11.

Работы по трансформации само­летов Су-27СК в вариант Су-27СМК предлагалось провести в два этапа. На первом этапе истребитель должен был получить топливоприемник сис­темы дозаправки в воздухе, а также новые отъемные части крыла, позво­ляющие оснащать машину подвесны­ми топливными баками и имеющие два дополнительных узла внешней подвески. Вооружение планировалось дополнить ракетами средней дально­сти с активным радиолокационным наведением РВВ-АЕ.

В дальнейшем наработки по пер­вому этапу программы Су-27 СМК были использованы при модернизации ис­требителей Су-27СК и J-11 в вариант J-l1A, проведенной в КНР при помо­щи России.

Продолжались и закупки истреби­телей российской сборки (по качеству изготовления заметно превосходивших машины, собранные в Китае). В 1999 г. КНР приобрела 28 двухместных Су-27УБ производства Иркутского авиа­ционного завода. В 2000—2001 гг. китайские ВВС получили 38 двухмес­тных многофункциональных истребителей Су-30МКК производства завода в Комсомольске-на-Амуре, способных нести высокоточное ударное оружие (в частности — противорадиолокационные ракеты Х-31П). В 2001-2003 гг, последовала вторая партия из 38 Су-30МКК. В 2003-2004-х гг. Комсомольск-на-Амуре поставил ки­тайскому военно-морскому флоту 24 новейших двухместных многофун­кциональных истребителя Су-30МК2, отличающихся от «сухопутных» Су-30МКК усовершенствованным бортовым оборудованием (в частно­сти — более современным инфор­мационно-управляющим полем каби­ны и составом вооружения, допол­нительно включающим противокора­бельные сверхзвуковые ракеты Х-31А и высокоточные  дозвуковые   КР Х-59МЭ с максимальной дальностью 115 км. Сообщалось, что в 2004 г. от ВМС КНР последовал заказ на вто­рую партию из 24 таких самолетов. Следует сказать, что на уровне многофункциональных Су-30МКК и тем более Су-30МК2 (полностью соответ­ствующих требованиям мирового авиа­ционного рынка середины прошлого десятилетия) одноместные ис­требители Су-27СК смотре­лись уже не столь современ­но. По комплексу боевых свойств они уступали и ин­дийским Су-30МКИ (но что в Китае, видимо, реагировали до­вольно болезненно).

В то же время на рубеже 1990-2000-х гг. китайская авиапромышленность при поддержке российских и израиль­ских специалистов сумела со­здать «почти свой собственный» истребитель 4-го поко­ления (здесь и в дальнейшее при определении поколения авиационной техники будет принято российская периоди­зация). Однодвигательный истребитель J-10 дал КНР долгожданный «пропуск» в «клуб» полноправных разработчиков и производителей современной авиа­ционной техники.

В этих условиях, как считают авиа­ционные аналитики, у руководства КНР появился соблазн избавиться от, как тогда казалось, обременительной (су­щественно ограничивающей возмож­ности по экспорту) зависимости от России в области производства Су-27 и создать с привлечением новых тех­нологий (появившихся в ходе реали­зации программы J-10) самостоятель­ный «клон» этой машины.

 

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ ИСТРЕБИТЕЛЯ J-11

Дальнейшее развитие J-11 было связано с заменой силовой установ­ки этого самолета с импортной на ки­тайскую. Первые опытные двигатели типа «Вошань-10А» (WS-10A) китайс­кого производства, по классу тяги под­ходящие для установки на J-11, по­явились еще в конце 1990-х гг. В сред­ствах массовой информации часто неоднократно встречалось утвержде­ние, что WS-10А является китайским воспроизведением российского двига­теля АЛ-31Ф. Однако это не соответ­ствует действительности. Двигатель «Вошань-10А» (с июня 2010 г. откры­то экспонирующийся в музее авиа­ции Китая) является национальной раз­работкой, конструктивно значительно отличающейся от ТРДДФ АЛ-31Ф (хотя, безусловно, и создававшейся под его влиянием). В то же время в китайском двигателе использован газогенератор, разработанный на базе газогенера­тора французского ТРДД CFM56. При массе, большей, чем у двигателей АЛ-31 Ф, первые ТРДФ WS-10 показы­вали тягу, равную 11200 кгс. По сво­им удельным параметрам они, види­мо, соответствовали, скорее, ТРДФ АЛ-21Ф, устанавливавшимся на само­летах Су-24, Су-17 и МиГ-23. Напомним, что ТРДДФ «Вошань-10А» оснас­тили первые пять опытных самолетов J-10. Однако на последующие маши­ны этого типа китайцы начали ставить более совершенные импортные АЛ-31ФН (вариант АЛ-31Ф, модерни­зированный для установки на однодвигательный самолет).

В середине прошлого десятилетия китайским специалистам, по всей ви­димости, все же удалось довести тягу WS-10А до 12500 кгс, но при этом ресурс ТРДДФ оставался на непри­емлемо низком уровне — по некото­рым сообщениям, всего 30—40 ч.

Вернемся к истории китайского Су-27 в изложении Чжао Цзылуна. «Ра­боты по модернизации J-11 начались сразу же после поступления замеча­ний на лицензионные истребители Су-27 от ВВС на завод в Шеньяне. Первым делом мы решили заменить авионику самолёта, расширив тем самым информационную осведомлён­ность пилота и увеличив его боевые возможности. Данная модификация по­лучило индекс J-11А. В результате ис­требитель стал более совершенным... J-11 стал одним из двух основных фронтовых истребителей ВВС нашей страны на ближайшие 15 лет (вторым из них является, вероятно, J-10» — пишет Чжао Цзылун. «Уже имеются планы по его развитию и мо­дернизации (напомним, что статья датируется 2008 г. — Прим. авт.). В частности, на J-11A модернизировано бор­товое радиоэлектронное обо­рудование. Новые модифика­ции J-11B, такие как перехват­чик (не совсем понятно, что автор имел в виду, т.к. изна­чально Су-27 уже был пере­хватчиком. – Прим. авт.), палуб­ный истребитель, истребитель-бомбардировщик уже нахо­дятся в работе. Эволюция самолета может продлиться два десятка лет».

Сообщалось, что с 2006 г, было построено три опытных истребителя J-11В, в том числе один или два, ос­нащенных китайскими двигателями. А в 2007 г. началось малосерийное производство этих самолетов. Однако неудовлетворительные эксплуатационные характеристики ТРДФ WS-10А при­вели к тому, что на первых серийных машинах было решено заменить их покупными ТРДДФ АЛ-31Ф. По сло­вам одного из китайских источников, «хотя проблемы с конструкцией само­го двигателя отсутствуют, существуют технологические проблемы: при про­изводстве отдельных комплектующих не соблюдаются существующие стан­дарты и это отражается на качестве изделий. В результате на истребите­лях раннего выпуска наблюдалась тряс­ка двигателей после взлета. В 2010 г все выпущенные промышленностью двигатели WS-10A были отозваны на завод-изготовитель и подверглись до­работке».

В августе 2009 г. представитель китайской авиастроительной корпора­ции AVIC заявил, что «многие пробле­мы, связанные с созданием двигателя WS-10A, успешно решены», отказав­шись, тем не менее, вдаваться в дета­ли. Было высказано предположение, что эти проблемы заключались, в основ­ном, в низком качестве лопаток тур­бины, в результате чего, вероятно, один из истребителей J-11В разбился вслед­ствие отказа двигателя. Однако в мае 2010 г. появились сообщения, что ВВС КНР отказываются принимать J-11В с WS-10A, в результате чего все выпу­щенные истребители этого типа (а так­же J-11B, находящиеся в постройке) будут переоснащены покупными рос­сийскими двигателями.

В этой связи нужно отметить, что в 2006 г. московское двигателестроительное объединение «Салют» предложило Китаю модернизированный ва­риант ТРДДФ АЛ-31Ф-М1 с тягой 13500 кгс и увеличенным ресурсом (эта модификация двигателя, предназначенная для самолетов семейства Су-27, уже была принята на снабже­ние российских ВВС, устанавливаясь на истребителях Су-27СМ). Несколь­ко позже стало известно о предложе­нии, поступившем от объединения «Са­турн», начавшего продвигать на вне­шний рынок экспортный вариант ТРДДФ 117С(14000 кгс).

 

ИСТРЕБИТЕЛЬ J-11B

Истребитель J-11B представляет собой модернизированный Су-27СК с китайским БРЭО. Конфигурация пла­нера па сравнению с российским про­тотипом не изменилась, однако в его конструкции, согласно сообщениям китайских СМИ, повысилась доля КМ, из которых, очевидно, были изготовле­ны створки некоторых люков и, веро­ятно, часть обшивки. Увеличилась, по словам китайских авторов, и степень использования титановых сплавов.

Сообщается, что вместо российс­кой БРЛС «Панда» на самолете J-11В установлена станция «Тип 1474» (KLJ-4), которая, как заявлено китай­цами, «может обеспечить одновремен­ный обстрел двух воздушных целей, при­менение авиабомб, а также имеет больший противопомеховый потенци­ал». Из сказанного можно сделать вы­вод, что «Тип 1474» представляет со­бой не что иное, как усовершенство­ванный вариант радиоприцела Н001 НИИП им. В.В.Тихомирова, серийный выпуск которого основан в Китае.

Самолет J-11B оснащен, также, КОЛС китайского производства, явля­ющимся копией аналогичной советс­кой системы, а также новой инерциальной навигационной системой (так­же производимой в КНР) с приемни­ком GPS. Навигационная информация выводится на цифровую карту на один из МФИ в кабине.

Пожалуй, наиболее существенно изменилась кабина летчика J-1 IB, Те­перь она выглядит вполне современ­но, соответствуя уровню поколения «4+». «Стеклянное» информационно-управляющее поле образовано тремя многофункциональными жидкокристал­лическими индикаторами с кнопочным обрамлением, формат которых состав­ляет, по оценкам, 6x6 дюймов (152x152 мм). Кроме того, имеется два пульта с ЖК-дисплеями меньшего формата, а также дублирующие малога­баритные электромеханические прибо­ры обычного типа. В кабине установ­лен и новый широкоугольный индика­тор на лобовом стекле (ИЛС) с голографической оптикой.

Основным нововведением в обла­сти вооружения, реализованном на J-11 В, является оснащение самолета китайскими ракетами класса «воздух-воздух» PL-8B и PL-1Z Последняя УР, имеющая активную радиолокацион­ную систему конечного самонаведе­ния и максимальную дальность стрель­бы порядка 60—80 км, относится к од­ному классу с американской ракетой AIM-120C и российской РВВ-АЕ.

Другими перспективными типами ракет класса «воздух—воздух» сред­ней дальности, разрабатываемых в Китае, являются:

УР, известная, как PLD-12 и пред­ставляющая собой модификацию ра­кеты средней дальности с активным радиолокационным самонаведением PL-12, оптимизированную для разме­щения на внутренних узлах подвески малозаметных самолетов;

ракета увеличенной дальности PL-21 с ракетно-прямоточным двига­телем;

многоцелевая («воздух—воздух»/«воздух—РЛС») ракета, известная как PL-1X или PL-15).

По неофициальным сообщениям, УР, находящаяся в весо­вой категории ракеты PL-12, снабже­на активно-пассивной головкой само­наведения  и двусторонней линией обмена данными с само летом-носи­телем. Максимальная дальность при­менения PL-1X составляет, приблизи­тельно, 100 км.

Оружие класса «воздух—поверх­ность» представлено на J-11В китайс­кой управляемой ракетой KD-88 (в китайском интернете можно встретить фотографии истребителя с этими ракетами, не являющиеся, насколько можно судить, проделками местных специалистов по «фотошопу»). Неуп­равляемые средства поражения (свободнопадающие авиабомбы калибром до 500 кг, бомбовые кассеты, НАР) общей массой до 8000 кг соответству­ют вооружению Cy-27CK/J-11.

Двухместный J-11BS

Двухместный J-11BS

Помимо одноместного истребите­ля в КНР создан и двухместный учеб­но-боевой вариант этого самолета — J-11BS.

По информации хорошо осведом­ленного в вопросах военного строи­тельства Китая издания «Капwo Asian Defence», выходящего в Канаде, в 2011 г первая партия многофункцио­нальных истребителей J-11B и двух­местных учебно-боевых самолетов J-11BS поступила на вооружение 22-го истребительного авиационного полка 8-й дивизии морской авиации Китая (в ряде китайских источников модификацию самолетов J-11B/BS, до­работанную под требования флота, на­зывают J-11BH/BSH). При этом сооб­щается, что все «морские» истреби­тели оснащаются двигателями нацио­нального производства WS-10A. Ранее сообщалось о поступлении самолетов J-11В и J-11BS в подразделения ВВС НОАК. В отличие от машин, предназ­наченных для флота, на эти самолеты установлены двигатели АЛ-31Ф рос­сийского производства. Однако в даль­нейшем все самолеты этих типов (так­же, как и на J-11BH/BSH ВМС) пред­полагается переоснастить ТРДДФ WS-10А с тягой 12500 кгс.

На сегодняшний день, по мнению китайцев, наибольшие проблемы при реализации программы производства J-11B/BS связаны с поставками двига­телей WS-10A, а также ряда комплек­тующих, темпы производства которых недостаточны и отстают от темпов сборки планеров истребителей. Как сообщает китайский источник, в со­ответствии с производственным пла­ном, максимальный годовой выпуск J-11B/BS составляет 24 самолета. Это­го количества истребителей хватает для вооружения лишь одного авиационного полка.

Сообщается, что распределение самолетов J-11B/BS между ВВС и фло­том происходит в равных пропорциях, то есть по 8—12 истребителей сухо­путной авиации и флоту. А это озна­чает, что ВВС и ВМС потребуется не менее двух лет для переоснащения одного истребительного авиационно­го полка (в настоящее время в Китае начался процесс переформирования авиационных полков НОАК в авиаци­онные бригады).

На первых самолетах J-11B/BS (как и J-11А) устанавливаются радиолокаци­онные станции с механическим скани­рованием, известные как «Тип 1474» (KLJ-4, однако как ожидается, в дальней­шем на истребителях J-11/16/15 будут применяться перспективные БРЛС с элек­тронным управлением лучом.

Сообщалось, что в КНР, как ми­нимум, с 2004 г. ведется разработка бортовой радиолокационной станции с фазированной антенной решеткой активного типа, пригодной для уста­новки на самолеты семейства Су-27 (J-11В, J-15, J-16 и другие). По утверж­дению китайских источников, предпо­лагается, что масса этой БРЛС будет несколько ниже, чем у российских аналогов. Однако следует заметить, что единственной российской БРЛС с АФАР, параметры которой официаль­но объявлены, является станция «Жук-Ф», разработанная объединением «Фазатрон-НИИР» и оптимизирован­ная для установки на истребители типа МиГ-29. О характеристиках других рос­сийских станций с АФАР в Китае, по всей видимости, могут судить лишь предположительно.

На самолетах J-11B применена новая китайская авионика (в частно­сти, многофункциональные дисплеи на ЖК и индикатор на лобовом стекле). На имеющихся в китайском интерне­те фотографиях учебных полетов ис­требителей J-10B изображены истре­бители, несущие штатное вооружение, состоящее из ракет класса «воздух-воздух» малой дальности PL-8 (лицен­зионная копия израильской УР «Пи­тон» III) и ракет средней дальности с активным радиолокационным самона­ведением PL-12. На одной из фотографий запечатлен истребитель с мо­дернизированной ракетой PL-12, име­ющей оперение уменьшенного раз­маха, что, вероятно, позволяет разме­щать эти ракеты в грузоотсеках перс­пективных малозаметных самолетов.

Как уже говорилось, на протяже­нии последних двух лет ВВС и ВМС НОАК отказывались осуществлять при­емку у промышленности истребителей J-11B. Основная причина заключалась в том, что установленные на первых самолетах этого типа ТРДЦФ WS-10А имели низкое качество производства и недостаточную надежность. Утверждается, что к настоящему времени основные проблемы с двигателями решены. В результате ВВС и ВМС вновь вернулись к использованию WS-10A на истребителях J-11В, а также новых самолетах J-15 и J-16, созданных на базе Су-27.

Однако, по мнению аналитиков из «Kanwa Asian Defence», проблемы с двигателями все же остаются. Основ­ной причиной их возникновения, по мнению китайских специалистов, яв­ляются «сложности, возникающие из-за плохого обеспечения производства необходимыми материалами». Как следствие, в 2011 г. КНР был подписан новый контракт с Россией но закупку 123 двигателей АЛ-31ФН. Следует отметить, что течение предыдущих двух лет Китай не заключал контрактов с РФ на приобретение ТРДЦФ типа АЛ-31Ф. Это дало основание ряду эк­спертов сделать вывод о полном прекращении зависимости китайской авиации от российских двигателей.

Сообщалось, что из-за отсутствия в китайском авиационном двигателестроении единого центрального управ­ленческого звена, проводится работа по слиянию активов этой отрасли. Производство двигателей для боевой авиации в КНР предполагается сосредоточить в одной-двух компаниях, что должно привести к увеличению эффективности производства (особенно в части поставок предприятиям необхо­димых материалов и комплектующих).

Сообщалось о начале испытаний усовершенствованного двигателя WS-10B (13200 кгс) и о работах 606-го института над двигателем W-10G (15600 кгс). По ряду сообщений, ве­дется работы и по созданию системы УВТ для двигателей семейства W-10.

Имелись сообщения, что в Китае ведутся работы над истребительно-бомбардировочной версией УБС J-11BS, неофициально известной под индек­сом «J-16». Этот самолет, рассматри­ваемый как китайский аналог Су-30МК2, также должен иметь усо­вершенствования, аналогичные модер­низированному J-11BS. В число высо­коточных средств поражения, интегри­рованных с этим самолетом, должны войти крылатые ракеты KD-88 и КАБ LS-500J (это оружие китайской разра­ботки отсутствует в «арсенале» самолета Су-30МКК, приобретенного в России).

 

ПРОЕКТЫ ГЛУБОКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ ИСТРЕБИТЕЛЯ J-11

По информации из неофициальных источников, SAC ведутся работы и по более глубокой модернизации Су-27/J-11 (усовершенствованный истреби­тель, возможно  получит название J-l8). Предполагается, что модернизи­рованная машина будет обладать су­щественно уменьшенной радиолока­ционной заметность. Этого планиру­ется достичь за счет формирования «полуутопленных» узлов подвески ра­кет, внедрения «малозаметных» воз­душных входов и наклонных килей, а также устранения подфюзеляжных гребней, на которые приходится зна­чительная доля ЭПР самолета Су-27/J-11. Можно предположить, что J-18, уже получивший в западных СМИ на­звание «Silent Flanker» и сравнивае­мый с F-15SE Silent Eagle, рассматри­вается в Китае как своего рода «подстраховочный вариант» на относитель­но отдаленную перспективу, в случае неудачи с программой Чэнду J-20.

Наконец, также по неофициальным сообщениям, компания SAC, на базе потерпевшего поражение в конкурен­тной борьбе с проектом объединения Чэнду малозаметного истребителя, в инициативном порядке ведет работы над истребителем, представляющим собой глубокую модернизацию Су-27/J-11 и известного под названием J-19 (по другим данным, J-19 — проект пер­спективного малозаметного истреби­теля, выполненного по схеме «утка»).

(«Авиация и космонавтика»)

Смотрите также:

Факт

По некоторым данным, в настоящее время на основе комплекса ХААРП создается система ПВО/ПРО на новых физических принципах. Основной целью создателей ХААРП является изучение так называемых авроральных эффектов, что, возможно, позволит создавать в верхних слоях атмосферы плазмоиды – своеобразные управляемые шаровые молнии, густая сеть которых явится непреодолимым препятствием для самолетов и для баллистических ракет.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
 
 
 
РЭБ Пулемет Печенег Конвертоплан Ми-24 КСИР Афганская война Бинокли Буря в пустыне Су-27 САС Рассказы о Чечне Танк будущего Зеленые береты Морской спецназ Стрелковое оружие АУГ Беспилотники Боевая техника ПТУР Выживание в лесу ПНВ Боевые роботы
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha