13.08.2010     Геополитика и стратегия

Китай как региональная сверхдержава

Последние годы характеризуются дальнейшим повышением экономической, политической и военной мощи Китая. В немалой степени этому способствовали США, поставляя Китаю свои технологии и приобретая китайские товары. Однако в последнее время все большее беспокойство руководства США вызывает трансформация Китайской народно-осободительной армии из массовой, способной вести затяжную оборонительную войну на своей территории в профессиональную высокотехнологичную армию западного образца. Армия такого типа предназначена прежде всего для ведения кратковременных наступательных войн высокой интенсивности. Сами китайцы называют такой подход «подготовкой к локальным войнам в условиях информатизации». Темп военного строительства Китая в последние годы существенно возрос. Прежде всего, это выражается в закупках новейшего иностранного оружия, финансовых вложениях в оборонную промышленность и научные исследования, проведении военной реформы. Способность вооруженных сил Китая вести борьбу с применением оружия дальнего радиуса действия пока остается ограниченной, однако Китай активно разрабатывает боевые системы для ядерной, космической и кибернетической войны. Это ведет к выходу военной мощи Китая за рамки Азиатско-Тихоокеанского региона. Создание такого военного потенциала, с одной стороны, позволяет Китаю эфективнее участвовать в международных миротворческих, гуманитарных и противопиратских миссиях, но с другой стороны дает возможность успешно бороться за ресурсы и спорные территории с соседями.

В настоящее время основным объектом потенциальной агрессии со стороны Китая является Тайвань. Продолжается наращивание количества ракет ближнего радиуса действия в береговой зоне со стороны острова. Разрабатываются методы ликвидации независимости Тайваня и блокирования американской помощи острову в случае конфликта.

При этом военно-политическое руководство Китая публично заявляет, что модернизация вооруженных сил носит «естественный оборонительный характер». Однако уже сейчас становится ясным, что возможности китайской военной машины выходят за рамки непосредственных территориальных интересов страны, при этом малоизвестны ее цели и задачи на международной арене. Реальные действия китайского военно-политического руководства уже сейчас расходятся с декларируемыми целями военного строительства. Кроме того, в настоящее время руководство Китая занижает официальные суммы военных расходов перед мировым сообществом, стараясь скрыть реальный потенциал своих вооруженных сил. Все это вызывает опасения Соединенных Штатов, которым хотелось бы контролировать мощь Китая, используя её в своих внешнеполитических интересах.

 

Рост военной мощи Китая

На протяжении длительного периода времени наблюдается экономический рост Китая. Так, если в 2000 году валовый внутренний продукт этой страны оценивался в 1,95 трлн. долларов США, то в 2009 – в 4,93 трлн. Это позволило постоянно наращивать военный бюджет. Так, в 2000 году он составлял 27,9 млрд. $, в 2008 – 60,1 млрд., а на 2010 запланирован бюджет в 78 млрд. При этом американские специалисты полагают, что на самом деле суммы оборонных расходов Китая еще больше.

С 2000 года Китай добился значительных успехов в развитии систем доставки ядерного оружия. Если в 2000 году основу ядерных сил этой страны составляли в значительной степени уязвимые жидкотопливные ракеты стационарного базирования, то к 2010 году существенно расширился арсенал мобильных ракетных установок. Это было достигнуто за счет введения в строй дорожных мобильных систем «Дунфэн-31» и «Дунфэн-31 А», а также разработки атомной субмарины, способной нести стратегические ракеты. В то время как стратегические силы США все еще превосходят китайские, в случае конфликта последние смогли бы нанести ущерб большинству американских крупных городов.

В то же время совершенствуются системы обороны непосредственно территории Китая. Создается мощная эшелонированная обороны вдоль его границ и в Западно-Тихоокеанской зоне.

Это выражается в следующем:

1) Создание системы дальнего обнаружения (в том числе с использованием подводных лодок) больших надводных кораблей, включая авианосцы.

2) Развертывание крылатых и баллистических противокорабельных ракет.

3) Размещение авиабаз вдали от берега, прикрытие ракетами наземного базирования важных узлов коммуникаций и тылового обеспечения.

4) Повышение возможностей системы противовоздушной обороны с помощью самолетов, способных обнаруживать воздушные цели как над территорией Китая так и за ее пределами, систем воздушного наблюдения, ракет класса «земля-воздух» дальнего радиуса действия и корабельных систем ПВО.

Кроме стратегических ядерных сил, производится наращивание обычных баллистических ракет малой дальности, которые могут стать основной ударной силой в войне как против Тайваня, так и других государств. Если в 2000 году ВС Китая располагали одним полком таких ракет, базировавшимся в Юго-Восточной части страны, то в 2008 насчитывалось уже семь бригад с 1050-1150 ракетами, развернутых против Тайваня. Запуск обычных баллистических ракет возможен как с земли, так и с самолетов – истребителей и бомбардировщиков. Подготовка военно-воздушных сил к действиям над морем и в ночное время расширяет способности ВС Китая к региональным наступательным и морским операциям.

Большое внимание при модернизации армии Китая уделяется совершенствованию средств радиэлектронной борьбы. До недавнего времени китайские средства РЭБ базировались на технологиях 1950-1980-х гг. Однако уже сейчас военно-воздушные силы Китая в сфере РЭБ имеют технологический паритет или превосходство по отношению к большинству вероятных противников. Постоянное совершенствование наземных и космических компонентов систем управления, наблюдения и коммуникации расширяет возможности ВС Китая в сетевой компьютерной войне и радиоэлектронной борьбе. Развитие в этой области базируется на принятой в 2004 году концепции «локальной войны в условиях информатизации», в рамках которой предполагается завоевать радиоэлектронное превосходство над противником в ранних фазах будущих кампаний.

Несмотря на увеличение способностей ВС Китая к проведению локальных и региональных операций, продолжается их отставание в ряде сфер. На недостаточном уровне остаются интеграция и управляемость вооруженных сил. Способность к перевозкам военных грузов не возросла с 2000 года, что отрицательно сказывается на мобильности войсковых частей и подразделений. Так, в настоящее время Китай в состоянии обеспечить высадку с моря и поддержку боевых действий всего лишь одной дивизии. Аналогично, не может быть десантировано одновременно более 5000 китайских парашютистов. Возможности снабжения боевых кораблей в открытом море также остаются ограниченными из-за недостаточного количества судов обеспечения. В 2005 году в ВВС Китая поступило несколько самолетов-заправщиков для дозаправки в воздухе. Однако, для применения дозаправки в воздухе в реальных боевых действиях до сих пор нет достаточного количества специально оборудованных боевых самолетов и пилотов, обученных этой операции.

 

Территориальные споры Китая

В разные периоды времени Китай по-разному подходил к применению силы в территориальных спорах. Некоторые из них приводили кТерриториальне споры Китая войнам, например, пограничным конфликтам с Индией в 1962 и Вьетнамом в 1979 году. Спор из-за границ с бывшим Советским Союзом в шестидесятые года прошлого века привел к возможности войны с применением ядерного оружия. В последние годы Китай в большей степени был склонен к компромиссам, и даже шел на уступки соседям. С 1998 года Китай уладил одиннадцать территориальных споров с шестью соседними странами. Несколько споров в отношении исключительных экономических зон и принадлежности прибрежных нефтяных и газовых месторождений продолжаются до сих пор.

Восточно-Китайское море содержит приблизительно 21 миллиард кубометров природного газа и до 137 миллионов тонн нефти. Япония утверждает, что принадлежность морских зон должна определяться по линии, равноудаленной от берегов каждой из приморских стран, в то время как Китай требует всю зону материковой отмели, которая тянется почти до берегов Японии. В июне 2008 года Китай и Япония подписали соглашение о временном приостановлении обсуждения вопроса о спорных территориях, и совместно добывают газ из месторождения Ширакабо.

Также между Китаем и Японией обсуждается вопрос владения островами Сенкаку. В декабре 2008 два китайских военных корабля взяли под контроль зону вокруг островов, но ушли оттуда после того, как Токио направил Пекину официальную ноту протеста.

В 2009 году Китай и Вьетнам подписали соглашение о демаркации границ. Оно стало результатом переговорного процесса, который длился с 1999 года. Однако в соглашении не разграничиваются морские границы, вопрос о которых остается открытым.

Южно-Китайское море играет важную роль в безопасности стран Юго-Восточной и Юго-Восточнойй Азии. Здесь проходят важные морские пути, обеспечивающие до 80% импорта нефти в Японию, Южную Корею и Тайвань. Китайский претензии на владение группами островов Спратли и Парасель, находящихся в данном море, полностью либо частично противоречат аналогичным требованиям Брунея, Филиппин, Малайзии, Индонезии, и Вьетнама. Тайвань, который занимает остров Абу Иту в архипелаге Спратли, также требует все четыре архипелага в Южно-Китайском море. В декабре 2007 года Китай официально заявил о том, что будет утверждать “бесспорный суверенитет” и юрисдикцию по островам Южно-Китайского моря “и смежным водным путям,” вызвав бурю протестов со стороны Вьетнама. В октябре 2008 Китай и Вьетнам заявили о том, что будут совместно эксплуатировать спорные зоны и постепенно решать спорные вопросы в процессе переговоров.

В то время как Китай и Индия улучшили двусторонние отношения, остаются спорные вопросы по их общей 4057-километровой границе, особенно по Аруначал-Прадешу. В 2008 году китайские войска вошли более чем на километр в самую северную часть Индии штат Сикким и угрожали уничтожить каменные строения в данной местности.

В мае 2008 года министр внутренних дел Индии Прахаб Мухерджи в ходе визита в КНР подписал Меморандум о Понимании, чтобы расширить двустороннее военное сотрудничество. В ноябре того же года, на выборах в местные органы власти Мухерджи заяил, что Аруначал-Прадеш – «неотъемлемая часть Индии». В ответ Министерство иностранных дел Китая заявило о несогласии КНР с этим заявлением.

Таким образом, три главных неразрешенных территориальных конфликта КНР на сегодняшний день – это споры с Индией и Бутаном в отношении сухопутных границ, с Японией – за раздел Восточно-Китайского моря, а также территориальные претензии в Южно-Китайском Море.

 

Политика в отношении Тайваня.

Цель Пекина в отношении Тайваня – присоединение осровной территории к материку – остается неизменной. В то же время стратегия Китая перемещается от быстрого военного решения этой проблемы к недопущению юридического закрепления независимости Тайваня, если нужно, то силовым путем. В то же время динамика соотношения сил постепенно изменяется в пользу Китая. В направлении острова развертываются все новые военные силы. Долгое время Тайвань обладал воздушным превосходством в Тайваньском проливе, однако после 2002 года Китай достиг перевеса. С этого времени Китай получил возможность проведения военных операций против Тайбэя.

 

Внутренние проблемы

Длительное экономическое развитие остается фундаментом популярности Коммунистической партии Китая и подпитывает военную мощь страны. С начала реформ в 1978 году качество жизни граждан значительно возросло. Однако, экономический спад мог бы вызвать значительное напряжение в стране и сокращение оборонного бюджета. Это возможно в случае возникновения нехватки ресурсов, скачков цен на мировых рынках, сокращения спроса на китайскую рабочую силу и продукцию.

В настоящее время Китай испытывает значительное демографическое давление. Население страны составляет свыше 1,3 млрд. человек. В период между 2000 и 2030 годами ожидается миграция 400 млн. человек сельского населения в города. Все это вызовет острую необходимость в рабочих местах, жилье и объектах инфраструктуры. Также происходит быстрое старение населения. К 2025 году количество пожилых людей увеличится со 146 млн. до 290 млн. Возросшее количество пенсионеров создаст дополнительную нагрузку на бюджет, поставив под вопрос увеличение оборонных расходов, экономический рост и, возможно, внутреннюю стабильность.

Успешное проведение Олимпийских игр и быстрая реакция государства на землетрясения в Сычуани повысили имидж китайской власти в глазах общественности. В то же время критику вызвали некачественная постройка разрушившихся в Сычуани зданий и факты массового попадания в молочные продукты ядовитого вещества меламина. Общество требует большей ответственности правительства и адекватной реакции на возникающие проблемы. Действия правительства активно обсуждаются гражданами на Интернет-форумах. Однако правительство старается ограничивать возможности для его критики. То, насколько лидеры Китая будут прислушиваться к мнению граждан, определит дальнейшую политическую стабильность в стране.

Определенные шаги в этом направлении делаются. Так, начата кадровая реформа, направленная, прежде всего, на улучшение коммуникации между центральными лидерами, управленцами на местах, и городскими и сельскими рабочими, чтобы своевременно получать информацию о проблемах людей. Однако, откровенное инакомыслие остается вне закона, Интернет контролируется государством, свободная торговля и профсоюзы подавлены. Интересы национальных и религиозных меньшинств (тибетцев, уйгуров) игнорируются. Власть опасается независимых общественных организаций, даже неполитического характера.

Несмотря на все усилия власти, большой проблемой в стране остается коррупция. В июне 2008 года ЦК Компартии Китая объявил пятилетнюю кампанию по борьбе с коррупцией. Была объявлена награда в 440 $ за сообщения о фактах коррупции, благодаря чему в течение недель количество выявленных коррупционных нарушений удвоилось. В период с 1996 по 2005 год Национальное Контрольное Агентство Китая выявило 170 млрд. $ незаконно растраченного и присвоенного общественного капитала. Вместе с тем, научный анализ показывает, что убытки от коррупции только в 2003 году составили 86 млрд. $, что вдвое превысило оборонный бюджет Китая в этом же году. Коррупция непосредственно затрагивает государственный апарат: это взяточничество для продвижения по службе, заведомо незаконные контракты с использованием бюджетных средств и т.д. В ответ правительство ужесточило судебное преследование коррупционеров. Половина провинциальных руководителей на транспорте в Китае была приговорена к срокам тюремного заключения за коррупционные действия. В июле 2007 года Директор Управления по санитарному надзору за пищевыми продуктами и медикаментами Китая был казнен за взяточничество при выдаче разрешений на лекарства.

Еще одной проблемой является загрязнение окружающей среды, которое, по оценкам Всемирного банка, ежегодно стоит Китаю 6% ВВП. Загрязнение увеличивет заболеваемость населения раком, болезнями легких и т.д. В 2006 году в Китае зафиксировано 51000 протестов против разрушения экологии (по 1000 в неделю!). Загрязнение и сведение леса в Китае приобретают международное значение. Китай достиг уровня США по выбросам углекислого газа в атмосферу. Все это в будущем может подорвать легитимность нынешнего политического режима Китая.

  

Стратегия внешней политики

В начале 1990-х годов лидер Китая Дэн Сяопин сказал: «наблюдайте за ходом событий и действуйте спокойно, защищайте наши позиции, скрывайте нашу мощь и ждите удобного времени, не требуйте лидерства». Некоторые аналитики видят в этом высказывании предписание прилагать неторопливые усилия в нужном направлении, при этом скрывая свои намерения и возможности. Такая политика обеспечивала защиту национальных интересов и устойчивое внутреннее развитие страны, в то же время позволяя ей избегать иностранных рисков и обременительных международных обязательств.

Поскольку глобальные интересы Китая расширились, его дипломатическое и военное присутствие на мировой арене стали более заметными. Концепция более активной внешней политики, получившая название «Гармоничный мир», была сформулирована в октябре 2007 года на 17-м партийном съезде председателем Китая Ху Джинтао. Однако, по всей видимости, она не вытеснит полностью политику Дэн Сяопина.

Военно-политическим руководством Китая при выработке стратегии и оценке достижений страны часто применяется концепция «Всесторонней национальной мощи». Это сложная система переменных, по которым оценивается потенциал Китая относительно других стран. В ней качественные показатели (экономическое процветание, внутреннее единство) сочетаются с количественными (размер ядерного арсенала, территории и т.д.). Как показывает система показателей «Всесторонней национальной мощи», руководство Китая хорошо понимает связь между внутренними тенденциями развития государства и параметрами его силы. Оно также способноразглядеть за внутренними волнениями работу внешних сил.

В деятельности лидеров Китая существует ряд неизменных стратегических приоритетов, таких как сохранение руководящей роли Коммунистической партии, поддержание внутренней политической стабильности, экономического роста и развития, защита территориальной целостности Китая и статуса его как великой державы.

Сохранение коммунистического режима формирует стратегическую перспективу для лидеров Китая, определяя многие их ключевые решения. Вместо отказа от коммунистической идеологии и попытки завоевать политическую поддержку народа, действующий режим сосредоточил усилия на развитии экономики и национализме как основах его легитимности. Однако, такая стратегия содержит риски, которые могут подорвать внутреннюю стабильность государства. Пока лидеры Китая разжигают националистические чувства населения, чтобы управлять общественным мнением, не берутся во внимание протесты и внутренняя критика режима. Быстрый рост экономики привел к неравенству и расслоению населения. Продолжающийся мировой экономический кризис покажет жизнеспособность нынешней стратегии китайского руководства.

Начатые в 1978 году реформы позволили Китаю быстро увеличить экономическую, политическую и военную мощь, но также привели к новым вызовам внутренней стабильности. Так, на 16-м съезде Компартии Китая в 2006 году было заявлено, что “экономическая перестройка и социальные преобразования усилили факторы неуверенности во внутренней стабильности Китая». Дальнейшее развитие ведет Китай в глобальную среду, где внутренняя ситуация в стране больше не может быть изолирована от внешних событий. Все это заставляет китайское руководство стремиться прежде всего к созданию глобальной среды, способствующей развитию Китая. Как заявил в ноябре 2005 министр иностранных дел Джиаксуан:“Необходимо проявить самые большие усилия, чтобы не становиться фокусом крупного международного конфликта, уменьшать внешние давления и преграды для развития нашей страны и создавать благоприятные внешние условия для Китая, чтобы достигнуть его запланированных целей развития.”

Это не означает, что лидеры Китая сосредоточены исключительно на внутреннем развитии. Региональное возвышение Китая заставляет его занимать более активную позицию в решении споров и стимулировании регионального сотрудничества. Пекин продолжает угрожать использованием военной силы для урегулирования Тайваньского вопроса и утверждения своих прав в Южно-Китайском море вопреки позиции соседних стран. В то же время Китай готов более активно сотрудничать с ООН в миротворческой сфере, и продолжает расширять военные продажи за рубеж. Это показывает, что методы Пекина для достижения своих политических целей становятся все более разнообразными, и включают как принуждение, так и сотрудничество.

Растущая экономика Китая зависит от ряда факторов, которые накладывают свой отпечаток на внешнюю политику этой страны.

Морские коммуникации КитаяПрежде всего, это зависимость от безопасного доступа к рынкам и природным ресурсам, особенно металлам и органическому топливу. Хотя основным источником энергии,как и раньше, останется уголь, вероятно, в значительной степени возрастет потребление нефти и других жидких топлив, благодаря увеличению возможностей по их транспортировке. Китай планирует увеличить использование природного газа от трех процентов до восьми процентов полного потребления в 2010 году. Кроме того, планируется построить около 40 ядерных энергетических реакторов на 1000 мегаватт к 2020 году, увеличив долю электричества, вырабатываемого при помощи ядерной энергии, с двух до шести процентов от общего количества. В настоящее время Китай ежедневно потребляет около 1,05 миллиона тонн нефти. К 2015 году ожидается рост потребления нефти на уровне 1,35-1,65 миллиона тонн нефти в день. В мае 2008 года Китай стал вторым по величине импортером неочищенной нефти, превзойдя Японию. В настоящее время Китай импортирует 53 % потребляемой нефти, что составляет 550 тыс. тонн в день. 46% импортируемой нефти поступает с Ближнего Востока, 32 % из Африки, и 5 % из Восточной Азии. В 2008 году крупнейшим поставщиком нефти в Китай была Саудовская Аравия (около 100 тыс. тонн в день).

Все это делает Китай, как и другие индустриальные восточноазиатские державы, критически зависимым от безопасности на морских коммуникациях. Более 80% китайского импорта неочищенной нефти проходит через Малаккский пролив. Также значительное количество нефти перевозится через район о. Ломбок (Индонезия).

В 2004 году Китай начал создавать стратегический нефтяной запас. Первая фаза данного проекта была закончена в 2008 году, что позволило хранить около 13,5 млн. тонн нефти – эквивалент 25 дней импорта Китая. Завершение второй фазы запланировано на 2010 год. Объем хранилищ составит около 27 млн. тонн, что будет соответствовать 42 дням нефтяного импорта Китая в 2015 году. Выполнение третьей фазы проекта расширит нефтяные резервуары до 69 млн. тонн. Вместе с тем, для того, чтобы смягчить последствия возможного нарушения морских коммуникаций, нужно усовершенствовать сеть для транспортировки нефти внутри страны.

В прошлое десятилетие Китай заключал долговременные контракты на поставки сырья с различными странами, включая Чад, Египет, Индонезию, Казахстан, Нигерию, Оман, Россию, Австралию, Саудовскую Аравию, Судан, и Венесуэлу. В 2006 году тремя наиболее крупными поставщиками для Китая являлись: Ангола (16 процентов), Саудовская Аравия (16 процентов), и Иран (12 процентов).

Таким образом, мы видим, что несмотря на растущую экономическую и военную мощь Китай крайне зависим от поставщиков сырья и весьма растянутых морских коммуникаций. Любое обострение отношений с соседями может поставить под удар рост его экономики. Несмотря на националистический курс и последовательное отстаивание своих интересов на международной арене, в ближайшее время Китай вряд ли заинтересован в крупном военном конфликте с кем-либо. Скорее, его внешняя политика будет носить взвешенный характер, с целью дальнейшего наращивания мощи этого государства во всех сферах.

(По материалам доклада Министерства обороны США Конгрессу “Military power of the People’s Republic of China”, 2009 год)

 

 

 

Факт

Увеличение кратности бинокля при прочих равных условиях ведет к потере качества наблюдения в темноте. В бинокль кратностью выше 8-10 наблюдать можно только со штатива, иначе дрожание рук ощутимо "смазывает" картинку.  Оптимальными для полевых условий являются бинокли 6х30, 7х35, 8х40...

Понравился материал? Поддержите наш сайт!

Вам есть, что добавить? Оставляйте комментарии!

Введите символы:
Captcha
  
1d2 Интересует цена на офисное кресло? Самая дешевая у нас! 0
 
 
 
РЭБ Пулемет Печенег Конвертоплан Ми-24 КСИР Афганская война Бинокли Буря в пустыне Су-27 САС Рассказы о Чечне Танк будущего Зеленые береты Морской спецназ Стрелковое оружие АУГ Беспилотники Боевая техника ПТУР Выживание в лесу ПНВ Боевые роботы
 

Вход

Логин:
Пароль:

Регистрация

Закрыть
Логин:
Email:
Пароль:
Повтор пароля:
Введите символы:

Captcha